Израиль - вчера, сегодня, завтра - главная страница
карта сайта  карта сайта   о проекте Мегаполис  кто мы   e-mail  почта  
Израиль - вчера, сегодня, завтра - Главная страница
 



   Главная Алия Александр Зарудь Зимний спорт в Израиле


Фотоальбом и израильские рассказы


Родился в Риге в 1963г. В восьмидесятых годах активно преподавал иврит и занимался прочей "сионистской" деятельностью.
В 1990г. переехал наконец в Израиль. Обнаружил, что иврит здесь и без меня знают, и вспомнил, что у меня есть диплом инженера. Работаю в Иерусалиме, занимаюсь автоматизацией водоснабжения Святого города. Живу в Бейт-Шемеше. Женат, двое детей.
К недостаткам отношу страсть к путешествиям, фотографии и видеосъемкам, на которые трачу кучу денег, и склонность к графомании, на которую трачу кучу времени.

Александр Зарудь





Зимний спорт в Израиле



Именно так следует наверно назвать рассказ об уикэнде, который наша семья провела в Метуле в последний день февраля и первый день марта 1997г.. Сочетание слов "зимний спорт" и "Израиль" звучит несколько необычно, даже для меня, живущего здесь. У большинства же Израиль вероятно ассоциируется с палящим Солнцем, раскаленным воздухом Иудейской пустыни, криками спасателей на пляжах Средиземного моря и работающими на всю мощь кондиционерами. И с холодным арбузом, липкий сок которого стекает по щекам и подбородку в жаркие часы субботней сиесты, когда хочется завалиться на диван кверху пузом в одних, пардон, трусах и ни о чем не думать, а жизнь за окном останавливается до вечера. Все это конечно так. И тем не менее...
Тем не менее зимой в Израиле довольно холодно. И в Иерусалиме иногда даже идет снег. Я помню зиму, когда из-за снежных заносов я был чуть ли не единственным, кто пришел на работу.
Впрочем, на следующий день снег почти уже стаял. А в большинстве других районов страны снега вообще не бывает. Но, к счастью любителей зимнего спорта, с 1967г. в Израиле есть Голанские высоты. И даже есть надежда, что они останутся в Израиле еще на какое-то время, если Асад и дальше продолжит упираться. А на самом севере Голанских высот есть гора Хермон. Вообще-то ее вершина расположена в Сирии, но и израильская сторона достаточно высока, чтобы выпадающий зимой снег оказывался глубоким и держался 2-3 месяца. Русскоязычное общество Израиля даже придумало по этому поводу поговорку: на Хермоне выпал снег. Моня не пострадал.
На Хермоне находится единственный в Израиль горнолыжный курорт. А в расположенной в получасе езды Метуле действует Канадский центр со столь же единственным в Израиле крытым хоккейным катком. Итак, учитывая близость снега на Хермоне и льда в Метуле, любители зимнего спорта могут приступать к тренировкам. К этим-то двум объектам и направило наше семейство свои стопы, а точнее колеса.
28 февраля в 10.30 утра из нашего дома выкатила машина с двумя взрослыми и двумя детьми, направляясь на север. Спустя несколько часов, благополучно миновав одну единственную пробку в середине пути, машина остановилась у дверей гостиницы в Метуле. Первым запоминающимся впечатлением было знакомство с хозяйкой - старой польской еврейкой по имени Клара Гольдберг. Старушка оказалась на редкость говорливой, и к тому же на редкость приставучей. Невозможно было пройти мимо нее, чтобы не получить очередную порцию объяснений, чего можно в ее гостинице, а чего нельзя. Кажется, ей просто нужна была аудитория. При этом она периодически сбивалась с иврита на идиш. Вскоре мы начали ходить на цыпочках и жаться к стенкам, дабы увильнуть от недремлющего ока грозной хозяйки. До сих пор мы пугаем детей "бабкой Кларой", когда они начинают расходиться. Действует.
Устроившись и передохнув, мы отправились в Канадский центр. К сожалению, большой хоккейный каток оказался закрытым на тренировку фигуристов. Тренирующихся было немного, а точнее всего один - бывший белорусский чемпион. Нас же отправили на другой каток, поменьше, но тоже вполне приличный. Надо сказать, что за прошедшие полгода наше умение кататься заметно подросло, особенно у детей, хотя за весь этот период мы ни разу не одевали коньков. Тоже метод - рекомендую. Хотите научиться играть, скажем, в теннис или шахматы - поиграйте денек, а потом сделайте полугодовой перерыв. После катка последовали традиционные бассейн, сауна и джакузи с горячей водой. Оказалось, что зимой последние два развлечения гораздо приятнее чем летом, в силу указанных в начале рассказа причин. Дети получили свою порцию удовольствия от скатывания по водяным горкам.
Покончив с водными процедурами и выйдя из душа, мы обнаружили что время довольно раннее - всего 8 часов вечера. И поскольку в гостинице легко можно было стать жертвой бабы Клары, мы решили посидеть в кафе. Кафе в Канадском центре три. Мы выбрали то, из огромного окна которого открывается панорама хоккейного катка. Очень эффектно! Представьте себе, что кафе находится как бы в комментаторской будке. Явившись туда, мы обнаружили что-то и вовсе невообразимое: на льду под нами проходила тренировка ...хоккейной команды! Человек пятнадцать хоккеистов в полной амуниции гоняли шайбы по льду, под указания тренера. Потом они даже изобразили какое-то подобие игры. Откуда они взялись, до сих пор понять не могу. Вероятно, две трети из них были бывшие советские граждане. А может и нет. К сожалению, каток был отделен от кафе толстым стеклом, поэтому разобрать, с каким акцентом говорил тренер, не удалось. Я поинтересовался было у официантки, но и она толком не знала. Вроде бы это сборная Израиля по хоккею.
Следует заметить, что подобное словосочетание звучит примерно как "подводная лодка в степях Украины". И еще одна характерная деталь, возможная вероятно только в Израиле: выйдя из кафе, мы обнаружили старого рижского знакомого, который стоял возле катка и снимал на видео свою жену, выписывающую пируэты на льду.
Остаток вечера мы заняли получасовой прогулкой по улице, на которой находилась наша гостиница. Надо сказать, что это было первое наше знакомство с самим городком - в прошлый раз мы ограничились посещением Канадского центра. Метула ведет свою историю с 1896 года, когда барон Ротшильд купил землю у одного ливанского христианина. Свое название Метула получила от соседней друзской деревни Ум-Тула - мать росы. В настоящее время Метула представляет собой своего рода туристский центр. Красивая горная местность, изобилие ручьев и водопадов, хороший климат и развитый туристский сервис привлекают в Метулу и окрестные кибуцы массу отдыхающих.
Улица, по которой мы гуляли, была сплошь застроена гостиницами. Разумеется, это не были огромные шикарные гостиницы уровня Хилтона, а скорее пансионы на 15-25 номеров, но вполне приличные. На севере страны очень много небольших гостиниц, турбаз и кэмпингов, работающих по системе В&В. Атмосфера, несмотря на зиму и позднее время, была довольно оживленная. То есть народу на самой улице почти не было. Но кафе были заполнены, и в некоторых даже выстроилась небольшая очередь.
Проснувшись следующим утром и выйдя на балкон, мы увидели в нескольких километрах от нас заснеженные вершины. Но это был еще не Хермон, а горы на территории Ливана. Сразу же после завтрака мы выехали из гостиницы и двинулись в сторону Хермона. На шоссе было довольно много машин, но пробок не возникало. По дороге мы остановились, чтобы полюбоваться водопадом Саар. Впечатляющее зрелище. Масса воды низвергается со скалы высотой наверное метров двадцать, не меньше. Дальше водопад превращается в бурный горный поток, прорывший глубокое ущелье.
Разумеется, летом этот водопад был бы гораздо менее эффектным. Двинувшись дальше, мы без особых приключений миновали еврейское поселение Нэве-Атив, друзскую деревню Мадж-Эль-Шамс, и приблизились к Хермону. Дорога при этом все время поднималась вверх.
Вскоре по краям дороги появился снег, которого становилось все больше и больше, пока в конце концов мы не оказались среди совершенно белых гор. И тут ползущая по серпантину вереница машин вдруг остановилась. Перед нами обнаружилась грандиозная пробка. Причина ее была пока совершенно непонятной. В течение следующих сорока минут мы медленно, с многочисленными остановками, подтягивались в направлении Хермона. И тут все прояснилось. Евреи славятся своим умением делать деньги буквально из всего. Например, из воздуха. В израильских сувенирных магазинах продаются жестяные баночки, на которых красуется надпись "воздух Святой земли". На Хермоне есть снег. Много снега. Следовательно, можно делать из него деньги. Короче, въезд на Хермон оказался платным. Все машины проезжали через своего рода турникеты, которых было четыре - три для частников и один для автобусов. Делать было нечего, и мы выложили около ста шекелей. И вскоре запарковались на стоянке, откуда автобус (уже бесплатно) отвез нас к лыжной базе. Надо сказать, что кататься на лыжах мы не собирались - во-первых, некуда девать детей, а во-вторых, удовольствие недешевое - прокат самих лыж плюс плата за пользование подъемником. Но все равно мы получили огромное удовольствие: лепили снежную бабу, бросались снежками, катались по склонам на пятой точке, ибо санок, как вы догадываетесь, мы с собой в Израиль не привезли. Кстати, для детей на лыжной базе можно было взять напрокат санки, похожие скорее на неглубокое пластмассовое корыто, но взглянув на выстроившуюся за санками очередь, мы отказались от этой идеи. Роль санок успешно выполнил подложенный под задницу здоровый полиэтиленовый мешок. Потом кто-то одолжил детям санки, так что и они попробовали столь любимое нами в детстве развлечение.
А снег оказался очень глубоким. Разумеется, около самой базы его уже утоптали. Но когда мы полезли на склоны, ноги стали проваливаться до самого пояса. Холодно при этом не было - градусов наверно 10-12 (плюс, разумеется). На склоне, на котором катались лыжники, было довольно тесно. Три подъемника не успевали справляться с потоком и около них выстроились длинные очереди. Начало спуска находилось довольно высоко и далеко - верхние станции подъемников можно было разглядеть только в бинокль, и то с трудом. Словом, настоящий горнолыжный маршрут. В конце концов мы с Аллой решили вернуться сюда в следующем году с компаний побольше и тогда уже обязательно покататься на горных лыжах. Это не так уж и сложно, поскольку для начинающих работает маленький подъемник на пологом склоне. Впрочем, пока что мы не можем считать себя даже начинающими.
Вернувшись в машину и переодевшись в сухое, мы двинулись на юг, домой. Вскоре снег кончился, и мы выехали на плато Голанских высот. И словно попали в какой-то другой мир. Если на Хермоне была еще зима, то на здесь, пониже, уже началась весна. Бросалась в глаза сочно-зеленого цвета трава (летом она выгорает и Голаны меняют цвет на буро-коричневый). Кое-где уже пробивались цветы. Почва после прошедших дождей не успела впитать в себя воду, и повсюду образовались гигантские лужи. Через несколько недель от всего этого не останется и следа. Почувствовав голод, мы свернули на грунтовую дорогу, ведущую на запад, т.е. в сторону Сирии.
Остановившись на обочине и поглощая остатки еды, я взглянул на карту - оказалось, что дорога ведет к обзорной площадке со странным названием Хермонит. Время было уже довольно позднее, и мы колебались, стоит ли двигаться к этой площадке. Наши сомнения разрешили два туристских автобуса, которые направлялись туда. Стало ясно, что там есть что-то интересное. И мы поехали вслед за автобусами. Дороге вела к военной базе, служившей в сущности пограничным наблюдательным пунктом. Оттуда ведется непрерывное наблюдение за Сирией. Дорога продолжала дальше, и вскоре мы запарковались среди ...дотов, забетонированных окопов, выложенных сверху мешками с песком. Обзорная площадка оказалась укрепленной позицией, в мирной время незаселенной, но поддерживаемой в боевой готовности. Так что в случае, не дай Бог, войны там можно быстро разместить не менее роты солдат.
Выйдя из машины, мы были поражены. Под нами, у подножия Голанских высот, простиралась на десятки километров территория нашего злейшего на сегодняшний день врага. Видны были поля, дороги, несколько небольших городков, цементный завод. Хорошо, что у нас был с собой бинокль, через который мы рассмотрели немало любопытного. Говорят, в очень ясную погоду можно увидеть Дамаск, до которого оттуда всего 40км. Кстати, благодаря нашему господству на Голанах внезапное нападение сирийцев невозможно - у Израиля есть полный контроль над сирийской территорией. В случае же отдачи Голан ситуация окажется прямо противоположной - Сирия будет главенствовать над израильской территорией с противоположной стороны. Находясь на сирийско-израильской границе (точнее, на линии прекращения огня), понимаешь, что отдача Голан равносильна национальному самоубийству.
Вот и все. Бросив последний взгляд в сторону севера, на искрившийся снегом в вечерних лучах Хермон, мы отправились домой. Для нас зима кончилась. В центре страны сейчас самый разгар весны. Еще несколько недель - и снег останется только приятным воспоминанием.

Александр Зарудь





  ©1996-2007   Megapolis Org   E-mail:   info@megapolis.org