Израиль - вчера, сегодня, завтра - главная страница
карта сайта  карта сайта   о проекте Мегаполис  кто мы   e-mail  почта  
Израиль - вчера, сегодня, завтра - Главная страница
 



   Главная Наш Израиль История Холокост





Наш Израиль

История
Тора
Иудея
Изгнание
Холокост
Нам-50

Общество
Религия
Культура
География
Туризм
Экономика







История Еврейского Народа. Холокост

  • Киев, Бабий Яр
  • Как погибла женщина-врач
  • Убийство евреев в Бердичеве
  • Сироты
  • В Варшавском гетто
  • Анна Франк
  • Шесть миллионов обвиняют
  • Шесть миллионов обвиняют (Продолжение)

    Шесть миллионов обвиняют (Выдержки из речи генерального прокурора Израиля на процессе Адольфа Эйхмана , Часть 2)

    Лагерь смерти в Белжце, по дороге между Люблином и Львовой, был основан зимой 1941 года. Жилые бараки и прочие постройки были готовы к концу февраля 1942 года. Сюда перевозили евреев Люблина и окрестностей, Восточной и Западной Польши. Здесь уничтожали евреев Галиции и многих других стран. Эшелоны, прибывавшие в Белжец, как и в другие лагеря, были переполнены трупами тех, кто не выдержал тягот пути и скончался от жажды и истощения. Каждый транспорт состоял из 10 до 60 вагонов. Опишем один из таких транспортов, привезший из Львова 6700 человек При высадке на станции их уже поджидали эсэсовцы со своими украинскими помощниками. Вот описание:

    «Отворяют дверцы вагонов и нагайками выгоняют людей; через громкоговоритель даются приказания; всем надо сдать вещи и одежду, даже костыли и очки... Ценные вещи и деньги сдают в окошко с надписью: "Драгоценности». Женшин и девушек направляют к цирюльнику, который двумя взмахами ножниц срезает им волосы, набиваемые в мешки из-под картофеля ...Потом начинается марш... Справа и слева проаолочные заграждения, а сзади десятки украинцев с ружьями.-. Мужчины, женщины, девушки, дети, младенцы, безногие калеки, все голые, как мать родила, идут толпой. На повороте, у входа в здание, стоит, ухмыляясь, эсэсовец и обьявляет ласково: «Ничего дурного вам не сделают.. Вы только должны дышать поглубже. Это укрепляет легкие. Правильное вдыхание необходимо для дезинфекции». Его спрашивают, что будет с женщинами, и он отвечает, что мужчинам придется, конечно, работать на стройке дорог и домов. . а женщины работать не будут, - они, если захотят, смогут помогать на кухне или по хозяйству... У некоторых в душе мелькает надежда, достаточная, чтобы без сопротивления продолжать брести к газовым камерам Большинство знает хорошо, какая судьба им уготована. Ужасная, все проникающая вонь обнаруживает истину. Они подымаются по нескольким ступенькам—и уже видят непредотвратимое. Нагие матери, онемев, прижимают младенцев к груди. С ними масса детей всех возрастов — все нагие. Они медленно... но все продолжают двигаться безмолвно по направлению к камере смерти. Идущие сзади напирают, эсэсовцы нагайками подгоняют толпу.

    Женщина лет сорока проклинает главаря убийц и кричит, что кровь ее детей падет на его голову. Офицер СС Вирт собственноручно ударяет ее пять раз хлыстом по лицу, и она исчезает в газовой камере. Многие молятся... Эсэсовцы вталкивают людей внутрь. — «Наполнить до отказа!»—командует Вирт. Голые люди наступают друг другу на ноги. Семьсот-восемьсот человек... Двери замыкаются. Оставшиеся из транспорта ждут своей очереди. Ждут голыми и зимой... Но дизель не действует. Проходит 50 минут... 70 минут... А люди в камере стоят. Слышен их плач... Штурмбаннфюрер СС профессор доктор Панненштиль, лектор по гигиене в Марбургском университете, замечает:
    «Точно, как в синагоге!» Наконец, через 2 часа и 49 минут, дизель начинает работать. Проходит 25 минут. Многие уже мертвы, — это видно через глазок... Через 28 минут некоторые еще живы... Спустя 32 минуты мертвы все... С другой стороны еврейские рабочие отмыкают двери. Мертвецы стоят, как базальтовые столбы—им некуда упасть. И после смерти еще можно распознать семьи—они стоят, прижавшись друг к другу и держась крепко за руки. С трудом только удается отделить тела, чтобы очистить место для следующей партии. Выбрасывают трупы — полневшие, покрытие смертным потом и мочей. Среди них младенцы, детские трупики, —но нет времени! Две дюжины еврейских рабочих заняты тем, что обследуют полость рта убитых, открывая ее с помощью железных крюков. Приказ: «с золотыми зубами—налево, без золота—направо». Другие проверяют интимные части тела в поисках укрытого золота и бриллиантов... Вирт показывает полную консервную банку и восклицает: «Подыми-ка, посмотри, сколько золота!»

    Так это происходило в Белжце и в других местах. На дверях в газовые камеры была надпись; «Умывальня и ингаляторий».

    В 1943 году немцы прекратили свою работу в Белжце и приступили также и здесь к заметанию следов преступления. Еще раньше были вырыты трупы из массовых могил и сожжены на кострах. Еврейские рабочие команды, которые этим занимались, были высланы в Собибор и там ликвидированы. Эсэсовцев послали в Югославию на борьбу с партизанами.

    Нацистский Молох пожрал в Белжце более 600 тысяч еврейских жизней.

    * * * * * * * * * * * * * * * *
    А теперь перейдем к самому большому и страшному из лагерей смерти—Освенциму,—этой фабрике смерти для миллионов, которая в истории человеческою рода навеки останется символом ужаса и позора.

    Освенцим — по-немецки Аушвиц — маленькое местечко западнее Кракова, обиженная природой глушь, район болот и песчаных холмов, туманов и сырости, лихорадки и гнилой воды. Там построили этот лагерь, заведомо зная, что он станет бойней. Эсэсовской охране было сказано, что некипяченой водой здесь нельзя даже рта пополоскать. Огромный концентрационный лагерь имел 39 отделений, в том числе: вспомогательные лагеря (Nebenlager), внешние лагеря (Auasenlager), рабочие лагеря (Arbeitslager) побочные лагеря (Zweiglager). В конце 1941 года Освенцим мог вместить 18.000 человек, в 1943 году—30.000. Но истребили там, по первому признанию коменданта лагеря Рудольфа Гёсса, около двух с половиной миллионов, а от болезней, голода и истязаний умерло еще полмиллиона. Туда доставляли не одних только евреев. Было много других, которых преступный режим решил замучить на работе и уничтожить,—тысячи советских военнопленных, цыган, политических противников из других стран. Таких, было десятки тысяч, но евреев везли сюда миллионами.

    Лагерь к его отделение — Биркенау — были окружены проволочным заграждением высотой свыше 4 метров, по которому был пущен электрический ток высокого напряжения. Прикосновение к нему означало смерть. Вдоль ограды — сторожевые вышки, на них эсэсовцы с пулеметами. Ночью прожекгоры освещали территорию лагеря. Транспорта были разного рода. Иногда евреев вели прямо в огромные газовые камеры Иногда происходил отбор: трудоспособных забирали в лагеря каторжного труда, остальных отравляли на смерть. Работали на предприятиях И Г Фарбен, на оружейных фабриках Круппа, которые здесь назывались «Унион» на производстве частей ручных гранат и других работах, в шахтах, в поле и в лесу.

    Таким образом перед убийством еще совершалась выгодная сделка на кровавом поте еврев. Но работа обещала жизнь (и люди старались выглядеть здоровыми, держаться прямо, выпячивали впалую грудь, подымали голову и делали вид, что они в хорошем состоянии. В противном случае—д-р Менгеле во время отбора показывал пальнем влево Это движение пальца означало смерть. Такой oтбор в течение четверти часа решал судьбу пятисот человек. Признанных нетрудоспобными отводили в отдельное место, там они ждали уничтожения. Если их ликвидация затягивалась на день или два, никто не трудился выдать этим несчастным пищу

    В регистрационной карточке арестанта отмечалось, кто его прислал сюда. Несколько немецких заводов доставляло ядовитый газ. Уцелели некоторые счета за газ, и мы их представим Суду. На вид —обычный счет за товар: место назначения—Аушвиц; наименование товара — 13 ящиков циклона Б, содержащих 195 килограммов цианистого газа. Цена-975 марок. 6 кг. этого вещества было достаточно, чтобы умертвить 1500 человек. Один такой счет означал верную смерть для 42.500 человек.

    Эйхман был в Освенциме, он знал, что там происходило. Он распоряжался истреблением. Он давал указания, какие транспорты пойдут сразу на смерть и какие попозже, главным образом — после того, как будут написаны «успокоительные» открытки в Терезенштадт и другие места. Он также заведовал гигантским грабежом имущества жертв, который продолжался еще на пороге этого ада. Это был разбой фантастических размеров. Награбленные бриллианты продавались в Швейцарии и, по словам Эйхмана, влияли на цены местного рынка драгоценных камней. По словам одного свидетеля, одних только ценных вещей было награблено на сумму свыше миллиарда марок. Огромные склады вещей, отобранных у приговоренных к смерти, назывались здесь «Канада»— возможно, искажение немецких слов "keiner da" — «никого нет (больше в живых)». Там были заняты сотни людей. Мы представим Суду отчет о пересылке этих вещей в нацистскую Германию. В течение 47 дней, с 1 декабря 1944 года по январь 1945 года, из Освенцима выслали в Германию 99.922 комплекта детских вещей, 192.652 комлекта женской одежды, 22.269 мужских костюмов. Когда Освенцим был занят советской армией, там еще были найдены сотни тысяч носильных вещей, десятки тысяч пар обуви, груды кисточек для бритья, искусственных конечностей, очков.

    В Освенциме истребляли людей всеми возможными способами: расстреливали, вешали, забивали на смерть, но, главным образом, душили в огромных газовых камерах. Также и здесь мы встретим надписи: "Wasch - und Desinfektionsraum" — «Помещение для мытья и дезинфекции». В такое помещение вгоняли по 2000 человек — «под душ». «Душ» состоял из струи ядовитого газа, собственноручно направляемой эсэсовцами.

    Фабрика смерти действовала безостановочно. Истребление 2000 человек продолжалось 25 минут. После этого трупы поступали в один из 4 гигантских крематориев. И если там не хватало места, трупы сжигались на открытом воздухе.

    Тут также срезали волосы, вырывали зубы и срывали кольца. 40 человек было занято только извлечением зубов, и изо дня в день плавили килограммы золота, иногда до 12 кг. в сутки. Пепел жертв сначала закапывали в ямы, а позже выбрасывали в Вислу.

    Здесь производились опыты над людьми, как над кроликами. У женщин вырезывали части половых органов, или их подвергали действию рентгеновских лучей, и несчастные существа корчились в судорогах, прежде чем наступала смерть. Мужчин кастрировали. Производили опыты с вспрыскиванием керосина и бензина под кожу, проверяли влияние химических веществ на психическую сопротивляемость. С Освенцимом связана также коллекция скелетов в Страсбурге, обнаруженная войсками союзников, занявшими город в 1944 году. Мы докажем, что, по инструкции Эйхмана, 115 заключенных Освенцима были «доставлены» для умерщвления в лагерь Нацвейлер в Германии с тем, чтобы скелеты их были переданы для антропологического исследования в эсэсовский институт изучения расы (Ahnenerbe), затребовавший черепа «еврейских коммунистов-комиссаров».

    По прибытии в лагерь заключенные, не предназначенные к немедленному уничтожению, подвергались «карантину». Там происходил первый «отбор», когда их морили голодом и подвергали истязаниям.. Иногда их держали в «карантине» неделями. Тысячи людей лежали в конюшнях; иногда не хватало места для всех, и многие оставались под открытым небом — зимой, в снегу и грязи. Во время «поверок» людей заставляли стоять неподвижно в строю или заниматься ужасающими «физкультурными упражнениями», ползая, вставая и катаясь по земле.

    Рабочий день в лагере начинался в 4.30 утра. Под аккомпанемент лагерного оркестра невольники выходили на работу и возвращались вечером изможденные, увечные, неся с собой трупы товарищей, убитых охранниками.

    Система наказаний в Освенциме не посрамила бы самых жестоких варваров, известных истории. Порка по голому телу была сравнительно легким наказанием. Вливали воду в уши, вырывали ногти, доводили голодом до умопомешательства. В бункере для осужденных на голодную смерть нашли однажды мертвого заключенного, над которым склонялся другой—тоже мертвый, успевший вырвать из тела первого печень. Смерть застигла его в ту минуту, когда он пожирал человеческую печень. Мы услышим о подобных случаях и в других лагерях. Вкладом нацизма в европейскую культуру было—восстановление каннибализма в XX веке.

    Голод царил в Освенциме беспредельно. Заключенным выдавали треть минимума, необходимого для поддержания жизни; даже после освобождения люди сотнями умирали от истощения и недоедания.

    Немцы старались замести следы своих преступлений и изгладить память о созданном ими аде. Сжигание трупов в крематориях началось в 1942 году, в соответствии с инструкцией, которую Эйхман передал коменданту лагеря через штандартенфюрера Блобеля. Позже, в связи с упразднением лагеря, переименовали названия мест, превратили крематорий в бомбоубежище, разбросили печи для сжигания тел, устроили бутафорские амбулатории в бараках, служивших раньше местом казней, сожгли документы и отчетные ведомости. В ходе спешной ликвидации в 1945 году сожгли один барак вместе со всеми больными, которые там находились. Часть установок была взорвана. Оставшихся заключенных эвакуировали на запад по этапу.

    Нацисты надеялись, что их преступления не будут обнаружены и останутся навсегда тайной. Но — вот — тайна их зверств раскрыта, и ныне на нас возложена обязанность исполнить завещание безымянной поэтессы, писавшей накануне ее казни в Освенциме:

    Нет больше надежды в белеющем черепе,
    Никто не вернется в разрушенный дом.
    Наш пепел бесследно рассеется в пепле
    Из сломанных кадей кругом.
    Но встанет поход наш из пепла, как буря,
    Кость брякнет о кость, и сомкнутся ряды.
    Вы слышите крик наш? Мы жертвы—мы судьи
    Зовем вас к ответу из наших могил.

    * * * * * * * * * * * * * * * *
    На кого обрушилась эта вакханалия кровожадных убийц?

    Еврейский народ лишился многих миллионов своих сыновей; можно с уверенностью сказать—около шести миллионов. Но это означало больше, чем истребление его трети. Погибли те общины.которые по высоте своего национального сознания и творческого подъема, по созидательной силе накопленным богатствам культуры и духа, по верности народу и его ценностям — не числом, а значением своим являлись преобладающим элементом в национальной жизни. Надежда нацистов, что если им удастся погубить эту часть врейства, они выиграют войну против всего еврейского народа, не была лишена основания. Милостью Провидения, которое не хотело гибели нашего народа, остались в живых его большая часть за океаном и центр в Израиле, куда вернулось несколько сот тысяч спасшихся из пламени, чтобы заново отстроить жизнь. Замысел врага потерпел крушение.

    Но в Европе был уничтожен народ, пребывавший в ней со второго столетия до н. э. и ставший частью ее быта.

    * * * * * * * * * * * * * * * *
    В еврейском сознании евреи Европы составляли накануне катастрофы сердце народа и источник его жизненности. Большинство его духовных вождей и руководителей проживало в Европе или происходило оттуда. Выдающиеся религиозные авторитеты, преемники Гаона Элии из Вильны, преподавали в прославленном Воложинском ешиботе. В ешиботе в Слободке, предместье Ковно, поддерживалась традиция литовского иудаизма в духе раввина Ицхака - Эльханана. Оттуда пришли раввин Кук и «Хафец-Хаим». Оттуда появились провидцы Еврейского Государства, основоположники еврейского национального движения, его вожди, мыслители и писатели. Именно это-еврейство дало народу за последние десятилетия— Герцля и Нордау, Ахад-Гаама и Пинскера, Бялика, Черниховского, Шнеура и Шолом-Алейхема, Вейцмана, Бен-Гуриона и Жаботинского. Отсюда отправились отважные пионеры — «халуцим» — на поиски Земли Обетованной, члены первой и второй алия—иммиграционных волн,— заложившие основы Государства Израиль. Отсюда вышли мечтатели и борцы, формировавшие новый образ жизни и обновленный облик еврейского человека — А. Д. Гордон, Берл Каценельсон, Курт Блюменфельд, Шмария Левин — и многие другue.
    * * * * * * * * * * * * * * * *
    Эти миллионы погибших чаяли своего государства, но им не суждено было узреть его. Именно в этих уничтоженных общинах рассеяния, в годы между двумя войнами, возникло примечательное движение еврейской молодежи, проникнутое национальными и социальными идеалами. Его участники горели огнем вдохновения, они были чисты душой и плотью и беззаветно преданы Сиону. Разрушены были древние общины.
    * * * * * * * * * * * * * * * *
    Погибла целая цивилизация с особым, красочным укладом жизни, своеобразной атмосферой и твердой верой. Вырваны вехи еврейской истории. Удар был нанесен в само сердце народа. Адольф Эйхман знал, что он замышлял: если ему удастся уничтожить это еврейство,- он уничтожит весь народ. Остальные, - так он рассчитывал, погибнут или потеряются в чужой среде.

    По милости Провидения, спасшего остаток—росток новой жизни, замысел Эйхмана был расстроен, и его предсказание не исполнилось до конца.

    * * * * * * * * * * * * * * * *

    ИЕРУСАЛИМСКИЙ ОКРУЖНОЙ СУД

    15 декабря 1961

    Председатель Суда: Я открываю 121-е заседание Суда.
    Суд выносит

    ПРИГОВОР:

    В сознании возложенной на нас глубокой ответственности, мы обсуждали вопрос о мере наказания и мы пришли к выводу, что для подвержения обвиняемого соответствующей каре и для предостережения других следует приговорить его к высшей мере наказания, установленной законом. В заключении Суда мы описали преступления, в которых участвовал обвиняемый, — преступления небывало чудовищные по существу и по объему. Целью преступлений против еврейского народа, в коих подсудимый признан виновным, было — стереть с лица земли целый народ, и в этом - отличие их от преступных действий, направленных против людей как отдельных личностей. Можно сказать, что такого рода всеобъемлющие преступления, а также преступления против человечности, направленные против коллектива людей как такового, на много тяжелее, чем все вместе взятые уголовные преступления против одиночных лиц, образующих данный коллектив.

    Обсуждая определенные меры наказания, необходимо также учесть —и, может быть, это самое главное—то, как отозвались эти преступления на отдельных жертвах, и те безмерные страдания, которые перенесли и испытывают по сей день они и их близкие. По существу, отправка обвиняемым каждого поезда в Освенцим или во всякий другой центр истребления - и в каждом поезде по тысяче душ — равнозначна прямому участию обвиняемого в тысяче преднамеренных убийств, и мера его судебной и моральной ответственности за эти убийства нисколько не меньше меры ответственности того, кто самолично заключал этих людей в газовые камеры.

    Даже если бы мы нашли, что обвиняемый, как он утверждает, действовал, слепо повинуясь приказам, то и тогда мы сказали бы, что человек, участвовавший в течение ряда лет в преступлениях столь небывалых объемов, подлежит высшей мере наказания, предусмотренной законом, и что никакой полученный им приказ не может явиться поводом для смягчения наказания. Но мы нашли, что обвиняемый действовал, всецело отождествляясь с полученными им приказами и будучи побуждаемым ревностным стремлением достичь преступной цели.

    Определение меры наказания за такие ужасающие преступления не зависит, по нашему мнению, от того, каким образом зародились это отождествление и это стремление, и были ли они, как утверждает защитник, плодом идеологического воспитания, которое было дано обвиняемому возвысившим его режимом.

    Суд приговаривает Адольфа Эйхмана к смертной казни за преступления, в которых он признан виновным, — преступления против еврейского народа, против человечности и за военные преступления...

    (Из судебного протокола.)





  •   ©1996-2007   Megapolis Org   E-mail:   info@megapolis.org