Израиль - вчера, сегодня, завтра - главная страница
карта сайта  карта сайта   о проекте Мегаполис  кто мы   e-mail  почта  
Израиль - вчера, сегодня, завтра - Главная страница
 



   Главная Наш Израиль История Холокост





Наш Израиль

История
Тора
Иудея
Изгнание
Холокост
Нам-50

Общество
Религия
Культура
География
Туризм
Экономика







История Еврейского Народа. Холокост

  • Киев, Бабий Яр
  • Как погибла женщина-врач
  • Убийство евреев в Бердичеве
  • Сироты
  • В Варшавском гетто
  • Анна Франк
  • Шесть миллионов обвиняют
  • Шесть миллионов обвиняют (Продолжение)

    Шесть миллионов обвиняют (Выдержки из речи генерального прокурора Израиля на процессе Адольфа Эйхмана)

    Представ здесь перед вами, Судьи Израиля, дабы вести обвинение против Адольфа Эйхмана, я не один стою.
    Со мной вместе в этот час — шесть миллионов обвинителей. Но они не могут встать, указать обвиняющим перстом на сидящего на скамье подсудимых и воскликнуть: «Я обвиняю!».
    Их пепел развеян по холмам Освенцима и по полям Треблинки и рассыпан по лесам Польши.
    Их могилы разбросаны вдоль и поперек Европы. Их кровь вопиет, но голос их не слышен. Итак, я буду за них говорить и от их имени предъявлю ужасающий обвинительный акт.

    * * * * * * * * * * * * * * * *
    Убийство — не новое явление на земле, и каинов грех сопровождает род человеческий испокон веков. Но только в XX веке мы стали свидетелями убийства особого рода: не в результате преходящей вспышки страсти или душевного помрачения, а как следствие обдуманного постановления и тщательного планирования; не по злостному умыслу отдельной личности, а как порождение величайшего преступного заговора, в котором приняли участие десятки тысяч; не против одной единственной жертвы, а против целого народа.
    * * * * * * * * * * * * * * * *
    Приказ отдавал Эйхман, и по этому приказу изгоняли евреев из жилищ, избивали, мучили, загоняли в гетто, клеймили знаком позора, грабили их имущество и, под конец, сняв даже волосы с их голов, выводили истерзанных на место казни. Даже трупы их представляли ценность: у них вырывали золотые зубы и срывали обручальные кольца.
    * * * * * * * * * * * * * * * *
    Именно он планировал, задумывал, организовывал и приказывал другим пролить это море крови, грабить, пытать и убивать всеми способами. И именно поэтому в ответе он сам, словно это он собственноручно затягивал петлю, загонял жертвы плетью в газовые камеры, расстреливал в затылок, сбрасывал в открытую яму каждого в отдельности из загубленных миллионов. Такова его ответственность в глазах закона и такова она в соответствии с требованиями человеческой морали и совести. Сообщниками его преступлений были не просто гангстеры или подонки общества, а вожди нации, и среди них профессора и ученые с академическими званиями, со знанием языков, просвещенные люди, именуемые «интеллигенцией», и мы встретим их—докторов, юристов, ученых, банкиров, экономистов—на совещаниях, где принимались решения истребить еврейский народ. Они были среди возглавляющих и руководящих делом уничтожения, во всех его кошмарных превращениях.

    Это хладнокровное и заранее обдуманное решение уничтожить целый народ, стереть его с лица земли, столь ужасающе, что нет слов для его описания. Ведь слова могут выразить только постижимое человеческим разумом и вмещаемое сердцем, тогда как здесь будет поведано о деяниях, недоступных человеческому разуму. Однако так оно было: миллионы были обречены на смерть не из-за совершенных ими преступлений, но исключительно и только за их принадлежность к еврейскому народу, а современная техника оснастила убийц средствами для осуществления этого чудовищного замысла.

    Это беспримерное преступление, совершенное в Европе в XX веке, привело к определению нового уголовного понятия, какого не знало человечество даже в самые темные эпохи своей истории: преступление народоубийства — геноцид.

    * * * * * * * * * * * * * * * *
    Началась кампания лжи. Было «доказано», что Иисус Христос был арийцем и что в его жилах не было ни капли еврейской крови. Ученые принялись за обоснование арийской науки. Профессор физики Филипп Ленард, лауреат Нобелевской премии, взялся за создание германской физики « в противоположность еврейской науке, представляемой Эйнштейном». По словам теоретиков расизма, вроде Германа Гауха и других, ненордический человек ближе к животному, чем к человеческому созданию. Расисты создали понятие «подчеловек» (Untermenscb) по отношению к неарийцам. Профессор Валентин Мюллер учил, что только нордические народы способны к руководству.

    В гитлеровской Германии возникли институты для изучения расы и обозначения места народов в иерархии рас. Евреи очутились на нижней ступени. Еще ниже оказались цыгане и негры.

    Вражда к евреям, называемая «антисемитизмом», существовала во всех своих злодейских проявлениях и до Гитлера. Ее корни и источники—в несчастьи еврейского рассеяния, в невежестве, предрассудках, суевериях и зависти окружающих. Темные люди всегда враждебно реагировали на чужое и непохожее. Но нацисты превратили антисемитизм в науку ненависти, начало которой — враждебность, а конец—убийство. Это было стихийное развитие. Тот, кто разжег ненависть к евреям, вступил на наклонный путь, приведший ко «Дню бойкота» против евреев 1 апреля 1933 года, к «Хрустальной ночи» 10 ноября 1938 года и к решению о «физическом истреблении» 21 июля 1941 года. Такова диалектика событий: каждое вытекает из предыдущего и влечет за собой последующее. Путь антисемитизма вел к воротам Освенцима.

    * * * * * * * * * * * * * * * *
    Гитлер разжег ненависть к евреям, освободив ее из подсознания широких кругов немецкого народа, раздувая и поддерживая ее. Он развел микроб вражды к евреям в питательной среде, превратив его в эпидемию. С точки зрения внутренней политики гитлеровской Германии, еврей был удобным объектом для ненависти, поскольку он был беззащитен, а когда его преследовали, — внешний мир молчал или ограничивался безобидной словесной реакцией. Еврея представляли в качестве носителя коммунизма, т. е. врагом германской нации. В то же время еврей был капиталистом — т. е. врагом трудового класса. Национал-социализм нашел объект ненависти в соответствии со своим двойным названием выставив еврея в качестве мишени для национальной и классовой ненависти. Еврей был также удобным предлогом для отвлечения общественного мнения от других проблем—старый способ, которым пользовались враги евреев испокон веков. Об этом говорит и обвиняемый: «Еврейский вопрос был желанным маневром, чтобы отвлечь внимание от других трудностей. Если возникали в то время какие-либо трудности другого характера, сразу обращались к еврейскому вопросу, и таким образом отвлекалось внимание. Так поступал не только сам Гитлер, но и его гаулейтеры и каждый, кто числился в правящей верхушке».

    Растерянный и ослепленный мир не вздрогнул от этого потока ненависти и лишения человеческих прав, не поняв, что преследование евреев является первой атакой на него самого.

    * * * * * * * * * * * * * * * *
    Подавляющее большинство немецкого народа примирилось с новым режимом, приняло его, превратилось в равнодушного свидетеля страшнейшего преступления, когда-либо совершенного на протяжении истории человечества. Когда гитлеровский министр пропаганды Геббельс публично сжигал произведения еврейских и нееврейских писателей, как Генрих Гейне, Томас Манн, Вассерман, Эйнштейн, Фрейд, Эптон Синклер, Г. Уэллс, Золя, Гавелок Эллис и десятки других, потому что они якобы противоречили немецкому духу,—он заявил: «Душа немецкого народа сможет теперь найти себе новое выражение. Эти костры не только означают конец старой эпохи; они освещают блеском своего пламени новую эпоху». Большинство интеллигенции гитлеровской Германии было готово греться у этих костров и принимало их обманчивый блеск за путевой знак.
    * * * * * * * * * * * * * * * *
    Дабы очернить евреев, надо было также порочить их творения. Дли этой цели поносили и оскверняли гордость еврейского творчества — Библию. Адольф Розенберг, один из «идеологов» нацизма, потребовал устранения Библии из всякой области духовной жизни и веры. Он ставил в вину протестантской церкви то, что она чтит Ветхий Завет как святыню. Говорили об «избавлении Иисуса Христа» от еврейского происхождения, таким образом желая унизить народ, который его породил.

    «Протоколы сионских мудрецов» — фальшивка, изображающая «еврейский заговор с целью завладеть миром», давно разоблаченная как гнусная клевета, стала вновь важным орудием пропаганды, широко распространялась и изучалась.

    * * * * * * * * * * * * * * * *
    В то время как военная мощь Германии наводила страх на страны и народы, парализуя их разум,—антисемитизм служил испытанным средством для подкопа под совесть народов для того, чтобы распалить низменные инстинкты, вырастить квислингов и других прихвостней. Официальные заявления нацистской партии и имперского правительства рисовали евреев как врагов мира и призывали к созданию международного союза против еврейства — Volkerbund gegen Juda.

    В каждой стране, куда ступала нога гитлеровского захватчика, его уже ждала группа авантюристов, изменников родины, темных элементов, а зачастую просто головорезов, которым не терпелось грабить еврейское имущество и принять участие в низменных убийствах. Куда бы ни вступила германская армия, она несла с собой подавление человеческой свободы и ненависть к евреям.

    * * * * * * * * * * * * * * * *
    Ночь ужасов с 9-го на 10-е ноября 1938 года известна noд именем «Хрустальной ночи» (Kristallnacht). Банды нацистов врывались в еврейские дома, грабили, разрушали избивали. Десятки тысяч людей были брошены в концентрационные лагеря, чтобы якобы «защитить их от народного гнева». Это был первый нацистский опыт массовых арестов евреев, с целью дать им почувствовать, что такое концентрационный лагерь. Была сожжена 101 синагога, разрушено 76 и разгромлено 7500 еврейских предприятий, — согласно официальному отчету, который Гейдрих подал Герингу на заседании совета министров, происходившем два дня позже и посвященном еврейским делам.
    Одни только убытки от разбитых витрин составили 6 миллионов марок. Участников заседания особенно беспокоил вопрос о возмещении убытков, которое страховые общества должны будут заплатить евреям. Было найдено простое решение: страховые общества внесут деньги министерство финансов, а евреи пусть вставят стекла за свой счет. Геринг был огорчен, что столько ценного имущества подверглось разрушению, а когда Гейдри пояснил, что было убито также 35 евреев, он сказал:
    «Вы бы лучше убили 200, чем уничтожить такое имущество!»
    * * * * * * * * * * * * * * * *
    Гейдрих направил Розенбергу поправки, которые Эйхман предложил внести в «Коричневый портфель». Ввиду важности этого документа, я процитирую подробно из него ряд мест:

    «Все меры, проводимые в связи с еврейским вопросом на оккупированных территориях Востока, надо рассматривать с точки зрения необходимости разрешить еврейскую проблему во всеевропейском масштабе. Поэтому меры, принимаемые на оккупированных территориях Востока, должны быть такого рода, чтобы они никоим образом не препятствовали решению еврейского вопроса: ликвидации еврейства (Ausscheidung des Judentums). Именно на оккупированных территориях Востока надо стремиться к скорейшему решению... Не надо мешать действиям местного населения против евреев... В ожидании мер, направленных к ликвидации еврейства, надо самым строгим образом отделить евреев от местного населения... Запретить свободное передвижение евреев... Перевести евреев в гетто... Охрана выходов из гетто должна быть поручена регулярной полиции. Меры по ликвидации евреев будут предприняты, не считаясь с экономическими последствиями... Все еврейское имущество должно быть взято на учет. Следует пресечь передачу имущества».

    * * * * * * * * * * * * * * * *
    Особенное внимание посвятил Эйхман борьбе с эмиграцией в Палестину. В этом деле — утверждал он — было у него обязательство перед Хадж-Эмином эль Гуссейни, б. иерусалимским муфтием, с которым он встречался и строил общие планы. Взаимное впечатление было так сильно, что Хадж-Эмин попросил Гиммлера дать ему после войны, когда он войдет во главе войск «оси» в Иерусалим, специального советника из секции Эйхмана для того, чтобы и там разрешить еврейский вопрос по нацистскому образцу. Эйхман предложил своему помощнику Вислицени взять на себя эту миссию.
    * * * * * * * * * * * * * * * *
    Во время войны погибли также десятки миллионов неевреев. Здесь, на этом процессе, мы не будем разбирать, какие военные действия были «законными» и какие «незаконными», согласно международному праву. Но должно быть сказано и подчеркнуто со всей силой: истребление еврейского народа не было связано с военными действиями, и нельзя его сравнить ни с бомбардировкой городов, ни с подводной войной, ни с чем-либо подобным. То были военные действия, и, будь они легальны или недопустимы, здесь не место судить об этом—они были предприняты на войне и ради войны. Истребление же евреев не находилось ни в какой связи с военными действиями Германии и ее союзников. Оно происходило во время войны, когда дым сражений покрывал и скрывал то страшное, что творилось за линей фронта,—но не на самой войне и вне связи с нуждами войны. Это была отдельная и самостоятельная операция, которую оказалось легче и удобнее провести в условиях войны, при минимальном вмешательстве сил изнутри и извне, и которую можно было замаскировать и прикрыть завесой военной необходимости.
    * * * * * * * * * * * * * * * *
    В большой речи, похвальной и ободряющей, которую произнес Гиммлер в Познани 4 октября 1943 г. перед командирами СС, восторгаясь мужеством, силой характера и прочими ценными качествами своих соратников, он сказал:

    «Здесь я буду говорить с вами совершенно откровенно об особенно трудной главе... Между собой мы будем говорить открыто, хотя никогда не сделаем этого публично... Я имею в виду изгнание евреев, уничтожение еврейского народа...

    Лишь немногие из присутствующих знают, что это значит, когда лежит груда трупов, — сто, пятьсот, тысяча трупов... Выдержать все это и сохранить порядочность, — вот что закалило наш характер. Это славная страница нашей истории, которая никогда не была написана и никогда не будет написана.

    * * * * * * * * * * * * * * * *
    В Польше страдания евреев начались со вступлением немецкой армии. Погромы, глумление, унижение, сожжение синагог, грабеж имущества, коллективные штрафы —такова была участь евреев в оккупированной Польше сразу после вступления немецкой армии. Уже в первые недели пали тысячи жертв, замученных всякими способами. Евреев Ярослава привели к берегу реки Сан и топили сотнями. В Быдгоще (Бромберге) произвели поголовную резню. В Лодзи устроили погром в честь посещения Геббельса. Глумление над евреями было обычным явлением; срезали бороды «с мясом»—вместе с кожей лица; сжигали синагоги; иногда, как во Влоцлавке, арестовывали почтенных еврейских общественных деятелей и заставляли их подписать заявление, что они сами были поджигателями, и налагали за это штраф в 100 тысяч злотых на евреев города. В течение нескольких недель сотни синагог были сожжены или взорваны, превращены в конюшни, в отхожие места и в тюрьмы. Евреев заставляли подметать улицы в молитвенных одеяниях (талесах), сжигать священные книги и плясать вокруг костров. Все эти сцены фотографировались для «Штюрмера» и других гитлеровских газет. Одновременно шел грабеж имущества в разных формах: контрибуции, отчуждение квартир со всем, что в них находилось, а временами и совершенно беззастенчивый грабеж под предлогом поисков оружия, причем утаскивались ценные вещи и все, что попадало пол руку.

    Потом начали хватать евреев на принудительные работы. Ловили прохожих на улицах. Человек, выходя утром, не знал, вернется ли он вечером домой. Некоторые возвращались с «рабочей карточкой», а другие — вообще не возвращались. Немцы объясняли, что они «посланы на работу за город», но их уже никогда больше не видели в живых. Эсэсовцы врывались в еврейские кварталы и в гетто, выгоняли, осыпая ударами, людей на работу, придуманную лишь для унижения: копать и вновь засыпать ямы, таскать камни туда и обратно и т. п. Евреи были терроризированы, унижены, оскорблены и лишены человеческих прав. Закрылись молитвенные дома, прекратилась общественная деятельность, иссякли источники существования... Но все это было пока лишь прелюдией, периодом «малого террора». Трагедия польского еврейства и его истребление еще предстояли.

    * * * * * * * * * * * * * * * *
    Вот рассказ очевидца о том, что происходило во Львове. «Второго июля 1941 года я был арестован в числе 5000 других евреев. После трех дней истязаний некоторые из нас бежали. Остальные были все перебиты. Через два дня меня взяли на работу с сотней других евреев. Вечером вернулось 12 человек. Остальные были убиты. В феврале 1942 года меня отправили в концентрационный лагерь «Яновска», где я заболел тифом и воспалением легких. 8 июня меня повели на расстрел. Нам дали лопаты, чтобы самим выкопать себе могилы. Когда мы кончили, каждого вызвали по фамилии; по двое спускались в яму и ложились рядом, лицом вниз. Их расстреливали. Двое следующих присыпали трупы песком, сходили и ложились сверху... И их расстреливали... В последнюю минуту я бежал.

    В июне 1943 года меня взяли в «бригаду смерти», в особый отряд—«Команде 1005». Заданием бригады было замести и стереть следы преступлений немцев. Работа заключалась в том, что мы разрывали могильные ямы, сжигали трупы, вытащив заранее золотые зубы и сняв золотые кольца,—а потом рассеивали пепел. Собирали ежедневно по 8 килограммов золота. Когда прибывали новые жертвы, их расстреливали на месте и тут же сжигали. В иной день число их доходило до 2000. Там я оставался до 19 ноября, пока сбежал».

    * * * * * * * * * * * * * * * *
    Командир «отряда особого назначения Д» Отто Олендорф описал позже в своем показании, как был исполнен приказ об убийстве 90 тысяч евреев.

    «Мужчин, женщин и детей доставляли к месту казни,—большей частью это были противотанковые рвы. Затем их расстреливали, поставив на колени или в стоячем положении, а трупы сбрасывали во рвы. Я никогда не разрешал стрелять отдельным бойцам; всегда расстреливала целая группа залпами, чтобы избежать личной непосредственной ответственности, но командующий офицер был обязан пристрелить всех, кто еще остался в живых... В начале 1942 года шеф Полиции безопасности и СД прислал нам «душегубки" ... и когда набиралось достаточное количество жертв, эти машины пускались в ход. Мы держали их вблизи транзитных пунктов, куда собирались жертвы. Им говорили, что их перевозят в другое место, грузили их в кузов и, закрыв дверцы, впускали через отводные трубы газ. Через 10-15 минут все были мертвы. Машины отъезжали к месту погребения: там вытаскивали и закапывали трупы».

    * * * * * * * * * * * * * * * *
    Вначале людей убивали одетыми. Потом, — как показал Пауль Блобель, подчиненный Эйхмана, — метод был изменен. Людям приказывали раздеться, сложить одежду ь сторону, и их расстреливали голыми. Вот описание:

    «Людей — мужчин, женщин, детей всех возрастов — высаживали из грузовиков. Эсэсовец с хлыстом или с арапником в руке заставлял их раздеться и сложить свои вещи в определенное порядке: обувь отдельно, верхнее платье отдельно, нижнее белье отдельно. Я видел кучу обуви из 800 или 1000 пар, груды платьев и белья. Эти люди раздевались без крика, без плача. Семьи стояли вместе, родные, прощаясь, обнимали друг друга и ждали знака другого эсэсовца, стоявшего у рва, тоже с плетью в руке.

    Никто не жаловался, не просил пощады. Вот прошла семья—восемь душ: муж и жена, оба лет пятидесяти, и с ними дети в возрасте одного года, восьми и десяти лет, две взрослые — двадцатилетние — дочери. Старая женщина с белыми как снег волосами держала на руках годовалого младенца, напевала ему и щекотала его. Младенец блаженствовал. Родители смотрели на него, глаза их были полны слез. Отец держал за руку десятилетнего мальчика и что-то ласково говорил ему. Мальчик с трудом сдерживал слезы Отец показал пальцем на небо, погладил голову сына и, казалось, объяснял ему что-то. В эту минуту эсэсовец у рва окрикнул своего товарища. Тот отсчитал 20 человек и велел им стать по ту сторону ямы. Среди них была и эта семья.

    Стройная черноволосая девушка прошла мимо меня, указала на себя пальцем и сказала: «Двадцать три!..» Люди лежали так тесно, что только их головы были видны. Все были залиты кровью. Некоторые из расстрелянных еще шевелились; они поднимали руки и поворачивали головы, чтобы показать, что они еще живы. Там было около тысячи человек. Палач-эсэсовец сидел на краю рва, свесив в него ноги, с пулеметом на коленях и сигаретой во рту. Люди, совершенно нагие, спускались по нескольким ступенькам, высеченным в глинистой стенке рва, ложились головами на головы тех, кто уже лежал там, как им приказал эсэсовец. Так они лежали над мертвыми или ранеными, — некоторые гладили тех, кто еще был в живых, и что-то тихо говорили им. Потом было пущено несколько автоматных очередей, и во рву стали корчиться тела поверх тех, которые лежали без движения. Кровь хлестала из их затылков. Между тем уже приближалась следующая партия. Они сошли в ров, легли рядом с теми, кто пришел до них, и эсэсовец снова взялся за автомат».

    Сперва отнимали товары и грабили драгоценности, а затем — гнали в открытый могильный ров. В Киеве в течение только двух дней было убито 33.770 евреев. В отчете сказано просто и ясно: «Они казнены и уничтожены».

    (Продолжение в следующей статье).





  •   ©1996-2007   Megapolis Org   E-mail:   info@megapolis.org