Израиль - вчера, сегодня, завтра - главная страница
карта сайта  карта сайта   о проекте Мегаполис  кто мы   e-mail  почта  
Израиль - вчера, сегодня, завтра - Главная страница
 



   Главная Наш Израиль История Тора





Наш Израиль

История
Тора
Иудея
Изгнание
Холокост
Нам-50

Общество
Религия
Культура
География
Туризм
Экономика







История Еврейского Народа. Тора

  • Как НаШем сотворил мир
  • Ган Эден
  • Каин и Хевель
  • Потоп
  • Вавилонская башня
  • Авраам
  • Как евреи попали в рабство
  • Как фараон решил уничтожить евреев
  • Моше
  • Десять казней египетских
  • Поражение египетских первенцев
  • Как евреи вышли из Египта

    Моше

    Самым мудрым, самым уважаемым человеком среди евреев в то время был один левит, звели его Амрам. И вот когда фараон приказал убивать еврейских младенцев, Амрам подумал: "Зачем евреям рожать детей, если египтяне их тут же будут убивать?" И Амрам развелся со своей женой, которую звали Йохэвед.
    А в то время у Амрама и Йохэвед уже было двое детей, девочка Мирьям и мальчик Аарон. И Мирьям сказала отцу своему Амраму:
    — Как же так? Фараон повелел убивать только мальчиков. Но если дети не будут рождаться, то не будет и девочек! Тогда очень скоро евреев на свете совсем не останется!
    И Амрам рассудил, что его дочь Мирьям права. И тогда он опять взял Йохэвед в жены.
    И вот как-то однажды, вскоре после этого, пришли к фараону звездочеты и гадатели и сказали:
    — Плохая весть, великий фараон! Расчеты ясно показывают, что со дня на день должен родиться человек, который уведет евреев из Египта. Однако наша наука говорит, что у человека этого будут большие неприятности, связанные с водой. Непонятно лишь, египтянин это будет или еврей.
    — Что? — сказал фараон. — Освободителем евреев может оказаться египтянин? Повелеваю: отныне пусть в Нил бросают не только еврейских, но и египетских младенцев! Ваша наука говорит правильно — у врага моего от воды будут очень большие неприятности, и к тому же сразу, как только он родится на свет. — И фараон мрачно ухмыльнулся.
    Как раз в эти дни у Амрама и Йохэвед родился третий ребенок, мальчик. Когда он родился, весь дом озарился светом, и тогда все поняли, что ребенку этому суждено совершить великие дела.
    Три месяца Йохэвед удавалось прятать сына. Но через три месяца к ней пришли соседи и сказали:
    — Йохэвед! Солдаты фараона рыщут совсем рядом, они ищут твоего ребенка, вот-вот они придут сюда! И тогда Йохэвед взяла корзину с крышкой и обмазала ее снаружи смолой, а изнутри глиной. Она положила своего сына в эту корзину, отнесла к Нилу и поставила ее на воду, в тростнике у берега. Мирьям же спряталась так, чтобы издалека следить за своим маленьким братом и видеть, что случится с ним.
    Но почему Йохэвэд не отнесла корзину на перекресток дорог-или не спрятала в овраге? Вот почему: она знала, что, как только корзина с ребенком окажется на воде, придут к фараону его звездочеты и гадатели и скажут:
    — Тот, кто должен был увести евреев из Египта, брошен в Нил!
    Так и случилось.
    Услышав это, фараон отменил свой указ об убиении младенцев, и в воду их больше не бросали.
    А тем временем дочь фараона пошла на Нил купаться, и вот подходит она к воде и вдруг видит какую-то корзину в тростнике. Велела дочь фараона одной из своих рабынь достать эту корзину, открыла ее и увидела младенца, и догадалась она, что мальчик этот — еврейский ребенок, и пожалела его дочь фараона и решила, что возьмет малыша к себе во дворец и вырастит его. Но ведь младенцу нужна кормилица, как же быть?
    Тут подошла к дочери фараона Мирьям, которая все это видела. И сказала Мирьям:
    — Позволь, я пойду и приведу к тебе кормилицу из еврейских женщин. И ответила дочь фараона:
    —Пойди.
    Тогда Мирьям стремглав побежала домой и привела Йохэвед. И дочь фараона сказала ей:
    — Возьми этого ребенка и вскорми мне его, пожалуйста.
    И Йохэвед забрала своего сына домой. Но когда она вскормила его, ей пришлось отдать мальчика во дворец дочери фараона.
    Дочь фараона назвала его Моше, потому что она вытащила его из Нила, а мошё означает "тот, кто вытаскивает", и не зря она назвала мальчика именно так — ведь через много лет Моше вытащил, вывел евреев из Египта.
    И дочь фараона растила Моше как собственного сына. (Теперь ты понимаешь, почему звездочеты и гадатели, которые вообще-то предсказывали все более-менее правильно, не разобрались, египтянин будет Моше или еврей?)
    И ХаШему очень понравилось, как поступила дочь фараона, как она не испугалась страшного указа своего отца и спасла Моше от смерти. Имя дочери фараона было Битья, что значит "дочь ХаШема". Битья одна из тех немногих людей, которых ХаШем забрал к Себе живыми и которые не умерли.
    Вот так и получилось, что Моше, которого фараон так хотел погубить, не только остался цел и невредим, но, более того, вырос у этого фараона прямо во дворце! ХаШем часто устраивает так, что злодеи готовят себе погибель собственными руками.
    И было, вырос Моше во дворце фараона. И видел он, как измываются египтяне над евреями, и плакал он о страшной участи своего народа.
    Однажды Моше увидел страшную картину—какой-то египетский надсмотрщик бьет еврея так, что вот сейчас убьет. Еврей хочет убежать, но египтянин гонится за ним, настигает и бьет, вот-вот из еврея дух вон.
    По закону надсмотрщик заслуживал немедленной смерти. Но Моше все же подумал: нет ли какого-нибудь оправдания египтянину? Может быть, например, кто-нибудь из его потомков будет праведником, будет служить ХаШему? Но ХаШем показал Моше, что ни один из потомков египтянина не будет праведником и что нет этому египтянину оправдания.
    Моше оглянулся по сторонам и увидел, что никого поблизости не видно и что еврея защитить некому. И тогда Моше произнес ИМЯ ХаШема. Египтянин упал мертвым, и Моше забросал его песком.
    На другой день увидел Моше картину еще более дикую, чем накануне. Вот ссорятся два еврея, и один из них поднял руку на другого и сейчас ударит.
    — Злодей! — воскликнул Моше. — Зачем ты бьешь своего ближнего?
    И тут увидел Моше, что это спасенный накануне им Датан замахнулся на человека по имени Авирам. Теперь же Датан сказал Моше:
    — Кто это поставил тебя начальником над нами, что ты вмешиваешься не в свои дела, мальчишка?! Уж не для того ли ты так раскомандовался, чтобы убить меня своими словами, как вчера убил ты египтянина?
    И испугался Моше и подумал: "Такие люди еще чего доброго пойдут и расскажут все фараону". И Моше не ошибся. Датан и Авирам пришли к фараону и рассказали, что Моше убил египтянина. Фараон, конечно же, приказал схватить Моше и казнить его, но Моше удалось бежать.
    "Теперь я понимаю, — думал Моше с горечью, — почему евреи, избранный ХаШемом народ, живут так ужасно, как ни один другой народ не живет. Среди нас есть доносчики!"
    Долго бродил Моше по земле, из одной страны в другую, пока, наконец, не пришел он в страну Мидьян. Пришел и сел около колодца.
    Задолго до прихода Моше в страну Мидьян пришел туда Итро, бывший советник фараона. И сказали ему мидьянитяне:
    — Все знают, какой ты мудрый человек, Итро. Будь же нашим главным священником! Научи нас, как лучше всего служить нашим идолам.
    Итро согласился и начал изучать мидьянских идолов. Но чем больше он их изучал, тем больше ему казалось, что служение идолам—занятие ну просто совершенно бестолковое! И наконец Итро понял, что в идолах никакой силы нет и что сделал мир, управляет миром Кто-то Другой, хотя Итро пока еще и не знал Кто. Тогда пришел он к мидьянитянам и сказал:
    — Больше я не буду вашим главным священником, потому что я человек старый и мне трудно.
    Мидьянитяне рассердились и ответили:
    — Так мы и поверили — да тебе же попросту идолы наши не нравятся! И за это никто из нас не будет знаться ни с тобой, ни с кем-либо из твоей семьи.
    А у Итро было семь дочерей. И вот теперь пришлось им самим пасти стадо своего отца — ведь пастухи мидьянские тоже обозлились на Итро. Всякий раз, когда они встречали его дочерей у колодца, они задирали и обижали их, поэтому дочери Итро обычно ждали, пока пастухи напоят свои стада и уйдут. Только после этого подходили они к колодцу и поили овец.
    Однажды пришли дочери Итро к колодцу, начерпали воды и налили ее в поилки, но тут появились пастухи и столкнули дочерей Итро в воду.
    Моше видел все это — ведь сидел он как раз у этого самого колодца. И встал Моше и разогнал пастухов. Потом он начерпал воды и напоил овец Итро. Черпать было нетрудно, потому что вода в колодце, конечно же, поднялась, как только Моше наклонился над колодцем.
    Когда дочери Итро вернулись домой, спросил их отец:
    — Что это вы сегодня вернулись так рано? Неужели пастухи вам сегодня не мешали?
    Тогда рассказали они, что пришел какой-то человек в египетской одежде, защитил их от пастухов, напоил овец, а вода в колодце поднялась ему навстречу. Итро сразу вспомнил, что вода в колодце поднималась тогда, когда Элиэзэр приходил брать Ривку в жены Ицхаку, и когда Яаков пришел в Харан жениться на Рахели, — все знали про это. Итро подумал: "Этот человек, несомненно, кто-то из сыновей Яакова. Надо позвать его жить ко мне в дом — может быть, он женится на какой-нибудь из моих дочерей. Это было бы так замечательно —ведь никто из местных, из мидьянитян, не возьмет их в жены!"
    И согласился Моше жить у Итро, и Итро дал Моше в жены свою дочь Ципору. И родила Ципора сына, и Моше сказал: "Я еврей, а живу вдали от моего народа. Я только пришелец в этой чужой стране". И назвал он сына своего Гершом, что означает "пришельцем был я там".
    А тем временем жизнь евреев в Египте стала еще хуже, хотя, казалось бы, хуже было некуда. И еще случилось вот что: фараон смертельно заболел проказой. Тогда фараоновы мудрецы и врачеватели сказали ему:
    — Чтобы излечиться, тебе нужно два раза в день принимать ванну из еврейской крови.
    Узнали евреи об этом и возопили к ХаШему.
    И услышал ХаШем этот вопль, и помнил Он, что обещал Аврааму, Ицхаку и Яакову спасти евреев из рабства, и увидел ХаШем, что время настало.
    Моше жил у Итро и пас его овец. И был Моше лучшим из пастухов в Мидьяне — ни разу не случилось так, чтобы дикий зверь унес овцу из его стада; а когда бывало, что какой-нибудь маленький ягненок очень уставал, то Моше брал его к себе на плечи. И еще очень заботился Моше о том, чтобы овцы его паслись только на тех лугах, которые никому не принадлежали, чтобы не съели они ни травинки с чужого поля.
    Однажды Моше со стадом ушел очень далеко от дома и очутился у горы Синай. И увидел Моше удивительную картину. Вот куст терновника горит огнем и не сгорает. "Что же это такое? — подумал Моше. —Ведь это совсем как евреи: какие бы враги их ни мучили, каким бы огнем их не жгли — евреи всегда остаются самими собой и не сгорают. Отчего же не сгорает терновник? Пойду и посмотрю". И тогда из горящего куста его позвал ХаШем:
    — Моше! Моше!
    Моше не понял, кто его зовет, но ответил:
    —Вот я.
    И ХаШем сказал:
    — Сними же обувь твою: земля, на которой ты сейчас стоишь, Святая. Моше быстро разулся. Тогда ХаШем сказал:
    — Я Б-г отца твоего, Б-г Авраама, Б-г Ицхака и Б-г Яакова.
    И закрыл Моше лицо свое, потому что боялся он смотреть на огонь ХаШема.
    А ХаШем сказал:
    — Увидел Я страдания, тяготы и боль евреев в Египте, и услышал Я вопль их. Час настал. Иди к фараону и выведи народ Мой из Египта!
    — Я??? — спросил Моше и испугался. Он подумал: "Разве станет фараон меня слушать? Разве послушает меня народ? Но даже если и уйдут евреи из Египта, я не могу вести их, я не могу быть вождем. Ведь я, как и многие, люблю деньги — кто остановит меня, когда я стану главным и заберу себе слишком много? К тому же я, как и многие, люблю командовать людьми и судить их — кто образумит меня, если я начну обижать слабых и наказывать невинных?" И опасался этого Моше потом всю свою жизнь.
    И сказал Моше ХаШему: — Кто я такой, чтобы разговаривать с фараоном? Ведь я всего лишь пастух. Что я могу сделать один?
    — Один ты, конечно же, сделать ничего не сможешь, — ответил ХаШем, — но ведь ты будешь не один, с тобой буду Я!
    Тогда Моше спросил:
    — Вот приду я к евреям и скажу: "Б-г отцов ваших послал меня к вам", а они спросят: "Как зовут Его?" Что мне тогда ответить людям? И ХаШем сказал:
    — У Меня много имен. Когда люди видят, что Я — судья над миром, они зовут Меня Элокйм. Когда Я расправляюсь со злодеями. Меня называют Цвадт. Когда Я отменяю наказания, Меня зовут Шаддйй. А когда люди говорят о Моем милосердии, имя Мое — ХаШём. И еще Я — Тот, Который Был, Есть и Будет всегда. Так и скажи сынам Израиля: "Посылает меня Тот, которого зовут "Я Буду". И поймут они, что Я всегда буду с народом Моим.
    Но Моше все равно боялся быть вождем. Он сказал:
    — Евреи не поверят мне!
    И ХаШем спросил:
    — Что это в руке твоей?
    — Посох, — ответил Моше.
    — Брось его на землю, — приказал ХаШем.
    Моше бросил свой посох на землю, и посох превратился в страшного змея.
    — Схвати змея за хвост, — сказал ХаШем.
    Моше схватил змея за хвост, и змей снова стал посохом в руке его. А ХаШем сказал:
    — Ты покажешь все это евреям, и они поверят, что послал тебя Я.
    Но все же Моше очень не хотел быть главным. И так сказал он ХаШему:
    — Господин мой! Я не могу вывести евреев из Египта — ведь я совсем не умею красиво говорить, не умею убеждать. К тому же я еще и заикаюсь...
    — Ничего удивительного, — ответил ХаШем, — ведь евреи должны послушать тебя не потому, что ты очаруешь их красивыми речами, а потому, что через тебя услышат они Мои слова. Я буду с тобой, Моше, иди же!
    И Моше затрепетал: он боялся спорить с ХаШемом, но и идти в Египет ему тоже было страшно! И тогда взмолился Моше:
    — Пожалей меня, Господин мой! Пожалуйста, пошли спасать евреев ко- го-нибудь другого.
    И тогда спустился на Моше гнев ХаШема, и ХаШем сказал:
    — Смотри, Моше! Когда ты выведешь евреев из Египта, Мой народ получит Тору вот на этой горе — а ведь это самая маленькая из всех гор на свете. И выбрал Я такую маленькую гору, чтобы научить, что Мою Тору может получить только по-настоящему скромный человек. Ты пойдешь в Египет! Ты выведешь оттуда евреев ради того, чтобы Я дал им Тору! Все, что тебе понадобится сказать, ты будешь объяснять твоему брату Аарону, который умеет говорить хорошо и складно, а Аарон скажет это всем. Да смотри, не забудь взять свой посох. Ведь хотя Аарон и может говорить очень убедительно, но фараон-то человеческого языка все равно не понимает! Он понимает только тогда, когда его бьют. Вот ты и будешь бить его Моими казнями и чудесами, о которых будешь объявлять с помощью своего посоха!
    И взял Моше жену свою Ципору, и сыновей своих Гершома и Элиэзэра, посадил их на осла и пошел в Египет. Элиэзэр был тогда еще совсем маленький, и Моше еще не успел сделать ему обрезание. И как-то вечером Моше остановился на ночлег и принялся хлопотать, как бы ему устроиться поудобнее. И ХаШем увидел, что Моше не спешит выполнить мицву, заповедь — сделать Элиэзэру обрезание. А ведь Моше был не простой человек, он шел в Египет, чтобы стать там вождем и учителем евреев. И евреи могли бы подумать, что если сам Моше не спешит делать обрезание своему сыну, то это, должно быть, потому, что обрезание—мицва не важная, и сделать его можно когда-нибудь потом, не обязательно в срок. Но это ведь совершенно неправильно.
    И решил ХаШем напугать Моше, и той же ночью пришел к нему ангел смерти. Увидел его Моше и оцепенел.
    Но Ципора не растерялась. Она сразу догадалась, в чем дело, тут же сделала Элиэзэру обрезание, и ангел смерти отступил.
    А наутро Моше пошел дальше, и вскоре приблизился он со своей семьей к границам египетским. И вышел Аарон им навстречу, и поцеловал он Моше, которого не видел столько лет, и Моше рассказал Аарону о том, как с ним говорил ХаШем.
    А затем пришли Моше и Аарон к евреям, и рассказал им Аарон, что ХаШем велел Моше вывести евреев из Египта, и показал Моше, как ХаШем превращает посох в змея. И весь народ поверил Моше, что его послал ХаШем. Все благодарили ХаШема и радовались, что рабство скоро кончится.
    И вот отправились Моше и Аарон к фараону в первый раз, и с ними пошли самые уважаемые среди евреев люди, мудрецы, старейшины. Все они думали: "Как услышит фараон про ХаШема, как увидит он посох Моше — сразу испугается и отпустит всех евреев". Но чем ближе подходили они к страшному дворцу, тем сильнее боялись старейшины предстать перед фараоном. И вот один из них потихонечку свернул в сторону, а вот и еще один отстал... Каждый из них думал так: "Нас здесь вон сколько человек с Моше и Аароном! Никто даже и не заметит, если меня не будет". Так постепенно старейшин становилось все меньше и меньше, а у входа во дворец Моше и Аарон и вовсе остались вдвоем.
    Страшно стало им идти к фараону одним, но вспомнили они, что выполняют волю Самого ХаШема. И тогда предстали Моше и Аарон перед фараоном египетским и сказали ему:
    ХаШем, Б-г евреев сказал:
    — Отпусти народ Мой, чтобы могли евреи служить Мне.
    "Что за вздорные старики! — подумал фараон. — Просят за целый народ, а сами пришли без свиты и будто бы даже не боятся. Странно..."
    Вслух же фараон сказал:
    — Кто он такой, этот ваш ХаШем, чтобы я слушался его, а?!
    — ХаШем сотворил весь этот мир... —начали отвечать Моше и Аарон, но фараон прервал их:
    — Вы лжете! —сказал он.—Весь мир сотворил я! Более того, я сотворил великую реку Нил и самого себя!!! Не знаю я ничего про ХаШема и евреев не отпущу.
    Тогда Моше и Аарон решили просить фараона иначе и сказали так:
    — Б-г евреев явился к нам. Отпусти нас, пожалуйста, мы пойдем в пустыню на три дня пути и там принесем жертвы ХаШему, Б-гу нашему. А не то Он рассердится и накажет нас.
    Фараон решил, что с него довольно, и мрачно ответил:
    — Зачем это вы, Моше и Аарон, отвлекаете евреев от работы разговорами о ХаШеме? Неужели вы думаете, что я отпущу моих рабов? Вижу я, что у евреев работы мало, раз остаются у них время и силы думать про жертвы ХаШему и про всякие подобные глупости. Что ж, придется мне придумать для вас больше работы. Пусть знают евреи, кто в Египте хозяин!
    И в тот же день фараон объявил по всей стране:
    — Пусть евреям не выдается больше солома для кирпичей — сами пусть теперь ходят и достают себе солому. А кирпичей пусть каждый день делают столько же, сколько и прежде.
    Узнали евреи про этот новый приказ фараона и в ужасе кинулись искать повсюду солому. Но соломы было мало, потому что египтяне прятали ее от евреев. И не могли евреи успеть сделать столько кирпичей, как в те дни, когда солому им египтяне давали, и били надсмотрщики их за это страшно. Тогда евреи бросились к фараону и стали умолять его отменить приказ. Но фараон ответил:
    — Думать про ХаШема у вас время есть, а доставать солому — нет? Ленивы вы, ленивы. А ну, за работу!
    И пришли евреи к Моше и Аарону сказали:
    — Что же это вы такое сделали с нами, а? Из-за вас нам только хуже стало.
    (Как ты думаешь, правильно они это сказали?)
    И не знал Моше, что ответить несчастным евреям, и спросил он тогда ХаШема:
    — Что же это происходит? Я ничего не понимаю. Я пришел в Египет говорить от Твоего Имени, а фараон стал мучить евреев еще больше. Как же так?
    И сказал ХаШем:
    — Я—ХаШем. Очень скоро увидишь ты, Моше, что сделаю Я с фараоном. Я клялся Аврааму, Ицхаку и Яакову, что выведу евреев из рабства. Я всегда выполняю свои обещания, Я — ХаШем. Напомни же об этом сынам Израилевым.
    Моше пересказал было евреям слова ХаШема, но они уже не слышали его. От тяжелой работы и побоев они не могли, да и не хотели ни слушать, ни понимать что бы то ни было.
    И тогда ХаШем сказал Моше:
    — Отправляйтесь к фараону немедленно, Аарон и ты. Я же все время буду с вами.
    Моше было восемьдесят лет, а Аарону — восемьдесят три, когда они пришли к фараону. Увидел их фараон и стал издеваться:
    — Ах, это опять вы! Что скажете на этот раз? Опять будете мне тут рассказывать про вашего ХаШема? А как докажете вы мне, что ХаШем и в самом деле послал вас?
    И тогда Моше сказал Аарону так, как научил его ХаШем:
    — Брось посох перед фараоном!
    Бросил Аарон посох перед фараоном, и превратился посох в страшного змея. Этим чудом ХаШем как бы сказал фараону: "Смотри! Вот змей, который берет свою силу из Нила. Сейчас он бьет хвостом, он страшен, свиреп и клыкаст, но ведь это всего лишь посох, сухая палка. Ты — как этот змей, фараон. Твое государство тоже кормится от Нила, и ты — сильнейший из всех земных царей. Но если ты Меня не послушаешься, то от тебя и от твоего величия не останется ничего! "
    Однако фараон не испугался.
    — Нашли чем меня удивить! —сказал он Моше и Аарону.—У меня в Египте колдовать умеют все, и фокус с посохом и змеем показать может всякий.
    С этими словами фараон велел позвать своих лучших колдунов. Колдовали эти колдуны, колдовали, и тоже превратили свои посохи в змеев. Но тут змей Аарона снова стал посохом, набросился на змеев египтян и проглотил их всех! Удивился фараон такому чуду... но заупрямился. Не захотел он слушать Моше и Аарона.
    И сказал тогда ХаШем Моше:
    — Фараон упрям. Не хочет он отпустить евреев по-хорошему, не хочет он знать Меня. Я накажу за это и фараона и всю страну его — всех, кто мучил евреев. Пойди же к нему, скажи об этом — дай фараону еще одну возможность раскаяться.
    И Моше сделал так, как ХаШем велел ему. Он взял свой посох и пошел к фараону рано утром, когда тот входил в Нил умываться. А почему фараон умывался в реке, а не у себя во дворце? Вот как он объяснял это египтянам:
    "Я велик и могуч, — говорил фараон. — Потому что каждое утро священный Нил дает мне свою божественную силу. Священный же Нил так велик потому, что каждое утро свою божественную силу даю ему я!" (Интересно, верил ли фараон в свои слова сам?)
    Так вот, когда фараон зашел в воду, Моше встал на другом берегу реки и сказал ему:
    — ХаШем, Б-г евреев, послал меня к тебе, фараон, а ты все еще не хочешь слушать Его. Так говорит тебе ХаШем: "Шалах эт-ами! — Отпусти народ Мой!" И если не послушаешь ты ХаШема, фараон, то Он накажет Египет и твоего бога, Нил, кровью.
    И так говорил Моше фараону три недели подряд, но фараон не желал ничего слушать.
    исправишь все, что испортил Адам. А это было бы очень правильно и хорошо.






  •   ©1996-2007   Megapolis Org   E-mail:   info@megapolis.org