Главная Алия Глеб Корсунский Язык мой....


Еврейские фенечки


Родился: в Уфе (Башкирия), в 1973 году.
Гороскоп: рыба, вол (сам в гороскопы не верит).
Профессия: программист.
Семья: женат, сыну 5 лет.
Проживает: Израиль, Ришон-Ле-Цион, с июля 1999 г.
Планы: наполеоновские.
Хобби: гитара.
Музыка: Webber, Cohen, Mercury, Eгор Летов.
e-mail: glebby@mcc.org.il
ICQ: 18259688
Подробнее: http://www.geocities.com/~glebby






Язык мой....



Тут я в предыдущей главе немного сопли развесил - уж извините. Больше не повторится, чтобы жизнь вам медом не казалась.
Теперь я вам про ульпан расскажу. В ульпане учат ивриту. Перевожу сразу для непосвященных:: в специальной еврейской школе для взрослых учат-таки немножко еврейского языка. Хотя, как нам объяснила учительница - взрослые, это про нас сильно сказано. Наш ульпан называется ульпаном для молодежи, а есть еще ульпан для пенсионеров. Один такой, молодой духом, пенсионер учится у нас в группе вместе со своей внучкой. В прошлом он - учитель английского, немецкого и французского языков (экая глыба!). На каждом уроке, когда учительница спрашивает его что-нибудь из иврита, он отвечает "No today": налицо владение предметом обучения.
Еще у нас в группе - кроме наших, русских искателей приключений - учится одна венгерка и трое французов, самых первостатейных, из Парижа, того самого. Акцент у них обалденный, с прононсом и неподражаемым курлыканьем. Один из французов представляет собой натурального еврея-ортодокса, правда без пейсов, но зато в шляпе, кипе (под шляпой), и с ниточками до колен из-под рубахи (ниточки - обязательный атрибут религиозных евреев, я забыл, как они называются). В дополнение картины он таскает с собой Танах в кожаном переплете и читает его на переменах. Считается, что в Танахе иврит "высокий" (на самом деле - просто другой), так что, в отличие от нас, он свой уровень языкознания не повышает, а сознательно понижает.
Другая французская пара оказывается при ближайшем рассмотрении из Марокко, впоследствии переехавшая в Париж (тот самый), а из Парижа - уже в Израиль. У них есть джип и все дела. Наши на них смотрят со смешанным чувством уважения и сострадания.
Учим иврит. Мне лично, когда я говорю о своих впечатлениях об этом языке, приходят на ум почему-то таблицы Брадиса (ну, помните? в школе же было!). Так же, как и косинусы из таблицы Брадиса, иврит можно зазубривать, а можно и не зазубривать, так как большинство слов образуются по одинаковым лингвистическим моделям. Мне проще, я в институте курсовую писал по формальным грамматикам.
Потрясение от правостороннего письма и практически полного отсутствия гласных букв проходит довольно скоро, что бы вы не думали о этих евреях на этапе начального знакомства с этим прекрасным в своей древности языком.
Самое поганое на начальном этапе - это непосредственное общение с аборигенами. Предположим, вы идете в банк, чтобы перевести на закрытый счет некую сумму денег. Всю дорогу вы лелеете и перекатываете во рту заранее приготовленную и сверенную со словарем фразу для затравки светской беседы с кассиром. Из своего богатого опыта общения с учительницей в ульпане (она, разумеется, коренная израильтянка), вы наивно полагаете, что уже сам черт вам не брат, пусть даже этот черт с детства ивритоговорящий. Хорошо: вы приходите в банк и с великолепно разыгранным пренебрежением выпаливаете свою домашнюю заготовку. В ответ кассирша, уважительно подняв брови в адрес вашего потрясающего владения языком (то что вы новый репатриант, она видит по вашей турецкой рубашке), выдает в ответ нечто очень длинное и совершенно нечленораздельное. Вы немедленно тупеете, и лучшее, что вы в данной ситуации можете сделать, это повторить кодовую фразу еще раз, уже с меньшей уверенностью, в надежде, что уж теперь-то она (кассирша) точно разберет, какова цена вашему словарному запасу. Когда все уже остается позади, всю дорогу домой и весь день до вечера вы переживаете в деталях последствия своего очередного культурного шока от столкновения с безжалостной действительностью.
На самом деле, в освоении иврита, впрочем как и всякого другого языка, существует несколько уровней познания. Когда вы честно заканчиваете вторую часть "Шеат иврит", вы чувствуете в голове приятную тяжесть от усвоенных двух тысяч слов, но, стоит вам попробовать пообщаться не с соседом по парте, а, скажем, с агентом по продаже стиральных машин, как вы тут же понимаете, насколько был прав некий мудрец, говоривший, что он знает, что он ничего не знает. Когда вы уже три года в Израиле, и уже давно успеваете читать титры в мыльных операх (иностранные фильмы идут только с титрами) - вас приглашают на родительское собрание в школу, где вы с ужасом сознаете, что из часовой речи директрисы вы можете понять только то, что она рада вас видеть (этот пример взят из жизни моей сестры). И снова вы чувствуете, что нельзя объять необъятное.
Утешайте себя тем, что эта кассирша из банка никогда не будет знать русский так, как знаете его вы. Осознание этого простого факта на какое-то время дает вам приток энтузиазма и свежих сил для дальнейшего обучения.
Вернемся к ульпану. Как я уже говорил, учительница - обязательно урожденная, или, по крайней мере, завезенная в страну еще в бессознательном возрасте. По-русски она знает, в основном, только нехорошие слова, да и те потому, что ученики из интеллигентных еврейских семей неприлично ржут как лошади всякий раз, когда она говорит слово "отсроченный" или "отверженный" (на иврите и то и другое звучит как "дахуй"). Но группа у нас подбирается продвинутая, и взаимопонимание достигается довольно быстро. Введение в употребление новых слов происходит так: когда нужно понять новое слово, это делается разными способами: а) учительница все-таки его знает по-русски от предыдущей группы, б) телодвижениями и жестикуляцией, в) по-русски оно звучит так же, например "овердрафт", г) обязательно найдется какой-нибудь умник, который это слово уже знает, д) путем приведения прозрачных примеров и аналогий, используя знакомые слова, и е) если слово настолько уж абстрактное, что ни жесты, ни примеры не помогают, из учительской приносится Большой Черный Словарь. Так что учеба идет полным ходом.
Кстати об овердрафте. Тут все иностранные слова записываются ивритскими буквами, включая названия фирм. Пока дойдешь умом, что тут написано, скажем, "Вестингауз" - ваш поезд уже ушел.
Ах да, ульпан. Кроме основной своей функции, ульпан также - основное место, где в первые полгода можно отвести душу и вдоволь потрепаться в коридорах на бытовые и общие темы на человеческом языке. Здесь заводят знакомства и получают советы. Здесь рассказывают анекдоты и новости из России и Украины. Тяга к общению настолько велика, что учительница после каждой перемены с трудом загоняет в класс разговорившихся не в меру учеников.
Судя по разговорной речи репатриантов второй свежести, то есть тех, кто уже учиться закончил или заканчивает, ульпан в большинстве случаев в достаточно сильной степени способствует превращению родного языка в некое космополитическое арго. Например, когда однажды у нас в доме пропала вода, сосед мне популярно разъяснил, что когда его жена припарковалась в основной водяной кран, "произошел пицуц, и вот такой теперь печальный мацав". В переводе с птичьего на человечий язык это означает, что вода хлещет из дырки на всю улицу и поэтому положение дел весьма печальное. Одноклассница в ульпане рассказывает, наморщив лобик, что есть у нее "такой мазаль не платить за схирут". Ну, это уж любой поймет, даже тот, кто еще буквы между собой различить не может. Это счастье у нее такое, видите ли, что за съем квартиры платить не надо, она, видите ли, с родителями живет.
Так что иврит ивритом, а русский забывать нехорошо. Но это проще сказать, чем сделать. На этой вот ноте я про иврит и ульпан заканчиваю, беседер?

(с) 1999, Glebby.

Ришон ле Цион,

Глеб Корсунский





  ©1996-2007   Megapolis Org   E-mail:   info@megapolis.org