Трaгедия Xирoсимы & Нaгaсaки и кoнец WWII

Ссылки на полезные сайты ; фaкты vs мифoв

Moderator: igorp

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17122
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 19 Jun 2006, 17:21

Пo Чeрчиллю: Кoшкин oпять недoгoвaривaет:

Крoме фрaзы
Было бы неправильно предполагать, что атомная бомба решила судьбу Японии ,
Черчилль нaписaл еще и этo:

( [url=http://militera.lib.ru/memo/english/churchill/index.html]Черчилль Уинстон | Churchill Sir Winston Spencer
Вторая мировая война
--------------------------------------------------------------------------------
Проект "Военная литература": militera.lib.ru
Издание: Черчилль У. Вторая мировая война. - М.: Воениздат, 1991 [/url])

[url=http://militera.lib.ru/memo/english/churchill/6_37.html]Глава восемнадцатая.
Поражение Японии[/url]
Американцы намеревались в начале ноября 1945 года захватить Кюсю, самый западный остров Японии, и отсюда вторгнуться на главный остров Хонсю. Здесь находилась армия, насчитывавшая более миллиона человек, хорошо обученная, хорошо вооруженная и исполненная фанатической решимости драться до конца. То, что осталось от японского военно-морского флота и военно-воздушных сил, было исполнено такой же решимости. Эти две крупные операции были бы сопряжены с ожесточенными боями и большими потерями, но они оказались ненужными. Мы должны быть благодарны за это.


[url=http://militera.lib.ru/memo/english/churchill/6_38.html]Глава девятнадцатая.
Потсдам : атомная бомба[/url]
На следующее утро самолет доставил полное описание этого грандиозного события в человеческой истории...
...
Перед моим мысленным взором вставал остров Окинава, где много тысяч японцев вместо того, чтобы капитулировать, стали в строй и уничтожили себя ручными гранатами после того, как их командиры торжественно совершили обряд харакири. Для того чтобы подавить сопротивление японцев и завоевать их страну метр за метром, нужно было бы пожертвовать миллионом жизней американцев и половиной этого числа жизней англичан или больше, если мы сможем доставить их туда, ибо мы твердо решили также участвовать в этом испытании. Сейчас вся эта кошмарная перспектива исчезла. Вместо нее рисовалась прекрасная, казалось тогда, картина окончания всей войны одним или двумя сильными ударами. Я сразу же подумал о том, что японский народ, храбростью которого я всегда восхищался, сможет усмотреть в появлении этого почти сверхъестественного оружия оправдание, которое спасет его честь и освободит его от обязательства погибнуть до последнего солдата.

Кроме того, нам не нужны будут русские. Окончание войны с Японией больше не зависело от участия их многочисленных армий в окончательных и, возможно, затяжных боях. Нам не нужно было просить у них одолжений.

Через несколько дней я сообщил Идену: «Совершенно ясно, что Соединенные Штаты в настоящее время не желают участия русских в войне против Японии».

Поэтому всю совокупность европейских проблем можно было рассматривать независимо и на основании широких принципов Организации Объединенных Наций. Внезапно у нас появилась возможность милосердного прекращения бойни на Востоке и гораздо более отрадные перспективы в Европе. Я не сомневался, что такие же мысли рождались и в голове у моих американских друзей. Во всяком случае, не возникало даже и речи о том, следует ли применить атомную бомбу. Возможность предотвратить гигантскую затяжную бойню, закончить войну, даровать всем мир, залечить раны измученных народов, продемонстрировав подавляющую мощь ценой нескольких взрывов, после всех наших трудов и опасностей казалось чудом избавления.

Принципиальное согласие англичан использовать это оружие было дано 4 июля — до того как состоялось испытание. Окончательное решение теперь должен был принять президент Трумэн, в руках которого находилось это оружие. Но я ни минуты не сомневался, каким будет это решение, и с тех пор я никогда не сомневался, что он был прав. Исторический факт таков — и о нем следует судить в исторической перспективе, — что решение об использовании атомной бомбы для того, чтобы вынудить Японию капитулировать, никогда даже не ставилось под сомнение. Между нами было единодушное, автоматическое, безусловное согласие, и я также никогда не слыхал ни малейшего предположения, что нам следовало бы поступить иначе.


++

Темa: 1945. Сталин умело использовал "дальневосточный фактор"
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

Alkisol
Ветеран мега-форума
Posts: 16997
Joined: 30 Jul 2003, 20:14
Location: Europe

Postby Alkisol » 19 Jun 2006, 17:35

Ну так...Конечно, для избежания этого стоило замочить 300 000 мирных жителей...
http://www.rg.ru/2005/08/05/hirosima.html
Вашингтонские летописцы любят повторять, будто атомные бомбы были сброшены на Хиросиму и Нагасаки лишь после того, как Япония поначалу отказалась капитулировать на условиях Потсдамской декларации. Однако еще 23 июля, то есть за четыре дня до ее опубликования, из Вашингтона в Потсдам был передан на утверждение президенту США проект приказа командующему стратегической авиацией Спаатсу: "После 3 августа, как только позволит погода, 509-му сводному авиаполку 20-й воздушной армии надлежит сбросить первую спецбомбу на одну из следующих целей: Хиросима, Нагасаки, Кокура, Ниигата". 24 июля приказ был утвержден Трумэном.

"10 августа всегда было для нас некоей мистической предельной датой, к которой мы любой ценой и при любом риске должны были завершить работу над бомбой", - заявлял участник "Манхэттенского проекта" Моррисон.

Хотя западные державы многократно нарушали обещания об открытии второго фронта в Европе, у них не было сомнения, что СССР сдержит данное в Ялте слово, то есть вступит в войну против Японии через три месяца после 9 мая.

"Демонстрация боевых возможностей атомного оружия, - пишет американский историк Алпровиц в книге "Атомная дипломатия: Хиросима и Потсдам", - была нужна, чтобы заставить русских принять американский план послевоенного мира. И прежде всего навязать им свою позицию по спорным вопросам, касающимся Центральной и Восточной Европы".

Что же касается генерала Гровса, то он потом высказался на сей счет в конгрессе вовсе без обиняков, с солдатской прямолинейностью: "Уже через две недели после того, как я в августе 1942-го принял на себя руководство "Манхэттенским проектом", я никогда не сомневался в том, что противником в данном случае является Россия и что проект осуществляется именно исходя из этой предпосылки".

Как видно, японские ученые не без основания включили в свою "Белую книгу" тезис о том, что атомные бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки, были не столько завершающим актом Второй мировой войны, сколько прологом "холодной войны" против Советского Союза.

Неподалеку от Хиросимы, в Удзине, в помещении бывшей прядильной фабрики группа японских медиков-энтузиастов оборудовала госпиталь для людей, пострадавших от атомного взрыва. Его главным врачом стал профессор Охаси. У него накапливалось все больше данных о том. что лучевая болезнь проявляет себя прежде всего как прогрессирующее поражение костного мозга и крови.

14 октября в Удзину нагрянула американская военная полиция. По приказу оккупационных властей госпиталь был закрыт. Истории болезни и другая медицинская документация были конфискованы и отправлены в США. По мнению историка Имабори, американцы поначалу умышленно использовали японских медиков для сбора научных данных на местах взрывов, считая эти места опасными из-за остаточной радиации. Основания к тому видимо были. Ибо два известных хирурга, долго работавших среди развалин Хиросимы и Нагасаки, вскоре умерли от лучевой болезни.

С середины сентября любое упоминание в средствах массовой информации о жертвах атомных взрывов было запрещено. На шесть с лишним лет, вплоть до заключения Сан-Францисского мирного договора. Около трехсот тысяч "хибакуся" стали как бы кастой отверженных. Никто не мог публично выражать им сострадание, вести сборы пожертвований в их пользу.

Чаша яда с небес

Даже в литературе и искусстве "хибакуся" стали запретной темой. Единственной публикацией, посвященной этой теме, стал сборник стихов Синое Сиода - женщины, страдавшей от лучевой болезни. А единственным местом, где эту книгу удалось напечатать без ведома американцев, оказалась городская тюрьма.

Перед смертью больная уговорила знакомого надзирателя размножить ее рукопись в 150 экземплярах. Так дошли до читателей строки: "Где-то там, в небесах, опрокинули чашу яда.

На пылающий город пролилась она черным дождем".

18 ноября 1945 года Пентагон предложил президенту Трумэну создать в Японии научный центр по изучению воздействия атомных взрывов на человеческий организм. Мэру Хиросимы вскоре объявили, что правительство США разместит в городе Комиссию по жертвам атомного взрыва.

Эта организация, больше известная по аббревиатуре "Эй-Би-Си-Си", открыла в городе свою клинику. Больных доставляли туда на новеньких джипах, а после бесплатного обследования отвозили домой. Некоторых пациентов уговаривали остаться в стационаре. Но хиросимцы вскоре заметили, что такие предложения делали безнадежным больным, которые вскоре расставались с жизнью на госпитальной койке.

Заметили хиросимцы и другое. Заокеанские медики проявляли особый интерес к трупам "хибакуся". На другой же день после кончины очередной жертвы атомной бомбы к дому умершего подъезжал джип. Иностранцы через переводчика просили передать им тело для "научных исследований". В ту пору мало кто решался отказывать оккупационным властям. Лишь один профессор университета горько пошутил: "Это, наверное, первый в истории случай, когда в качестве трофеев победители забирают трупы..."

В 1951 году "Эй-Би-Си-Си" переместилась в новое помещение на холме Хидзияма. Там была открыта наиболее хорошо оборудованная клиника в Восточной Азии. Но суть дела не изменилась. Врачи тщательно обследовали больных с помощью новейшей аппаратуры, брали на анализы кровь и спинномозговую жидкость. Но не прописывали никаких лекарств, не назначали процедур, даже не давали советов.

- Мы не лечебное, а научное учреждение. Мы не вправе заниматься медицинской практикой в Японии. Это дело местных врачей, - отвечала администрация клиники на недоуменные вопросы больных и их родственников.

Чем же тогда занимались люди на холме Хидзияма, под белыми халатами которых хиросимцы вскоре распознали военные мундиры? Японцы невольно задавались вопросом: не состояла ли одна из целей атомных бомбардировок в том, чтобы дать американским ученым в погонах материал для дальнейшего совершенствования нового оружия?

Свое мнение о подлинных причинах трагедии испепеленных японских городов убедительно высказали члены Общества жертв атомных бомбардировок. В брошюре "Хибакуся" они пишут:

"К середине 1945 года Япония потеряла свои военно-морские и военно-воздушные силы. На конференции в Ялте союзники договорились о том, что Советский Союз вступит в войну против Японии через три месяца после победы над Германией, то есть в начале августа.

Поэтому американские атомные бомбы были пущены в ход не для того, "чтобы сократить агонию войны и спасти жизни многих тысяч людей", как говорил президент Трумэн. А "чтобы обрести превосходство над Советским Союзом в послевоенном мире", как откровенно заявлял военный министр Стимсон.

Была еще одна скрытая цель. Изучить результаты применения атомных бомб для дальнейшего совершенствования этого оружия. Жители Хиросимы и Нагасаки стали тут как бы подопытными кроликами. Именно поэтому американские оккупационные власти объявили сведения о жертвах атомных бомбардировок военной тайной".

Бесплатное лечение для "хибакуся" японские власти ввели лишь в 1957 году
Не учи батьку, и баста !
"Тему, как правило, загаживают те, кого не устраивает мнение большинства"(с, Смайл," О свободе слова",т.2)
До чего же эти дерьмократические псевдоистины в мозги людям вбились (С), Боргер

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17122
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 19 Jun 2006, 18:36

The Decision to Drop the Atomic Bomb Documents

[url=http://home.kc.rr.com/casualties/]CASUALTY PROJECTIONS FOR THE U.S. INVASIONS OF JAPAN, 1945-1946: PLANNING AND POLICY IMPLICATIONS
by D. M. Giangreco in the Journal of Military History, 61 (July 1997): 521-82 [/url]
Shockley said:
"If the study shows that the behavior of nations in all historical cases comparable to Japan's has in fact been invariably consistent with the behavior of the troops in battle, then it means that the Japanese dead and ineffectives at the time of the defeat will exceed the corresponding number for the Germans.
In other words, we shall probably have to kill at least 5 to 10 million Japanese.
This might cost us between 1.7 and 4 million casualties including [between] 400,000 and 800,000 killed." ^139
...
This was the situation as Truman prepared to leave for his meeting with Stalin and Churchill.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17122
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 04 Aug 2008, 00:24

via Старый Ворчун

[url=http://il2.is74.ru/airwar/militera-mirror/memo/usa/zacharias_em/35.html]Глава 35.
Победа[/url]

<=>

[url=http://il2.is74.ru/airwar/militera-mirror/memo/usa/zacharias_em/index.html]Захариас Эллис М. | Zacharias Ellis M.
Секретные миссии. Записки офицера разведки
--------------------------------------------------------------------------------
«Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Захариас Э. М. Секретные миссии. — М.: Воениздат, 1959.[/url]
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17122
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 30 Aug 2008, 22:45

Sasha(israel) wrote:
P@g wrote:To Sasha(israel) мы уклонились но не на много (а по Маньжурии я бы выслушал вашу точку зрения скажите только где).

Если хотите, то можете открыть отдельную тему в исторической части форума. Для начала я вас попрошу прочитать книгу "Япония в войне" Хаттори Такусиро. Это самый весомый из японских военных историков, в ходе войны - штабист, в том числе в Квантунской армии. Книга переведена на русский
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

igorp
В реале Игорь Пекер
Posts: 17122
Joined: 22 Nov 2001, 02:00
Location: Ришон, Израиль
Contact:

Postby igorp » 14 Sep 2008, 01:26

[url=http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer8/Volsky1.php]Атомная бомбардировка Японии: прихоть или необходимость?
Виктор Вольский[/url]
Шестого августа 1945 года американский бомбардировщик Б-29 сбросил атомную бомбу на Хиросиму. Через три дня вторая атомная бомба взорвалась над Нагасаки. Спустя неделю после этой двойной демонстрации нового оружия невиданной разрушительной мощи Япония капитулировала. Прошло уже свыше 60 лет, а среди историков не утихают споры по поводу главного вопроса в связи с первой в истории атомной бомбардировкой: оправдано ли было применение такого сокрушительного оружия?

Ни в коем случае, говорят историки либерального толка – так называемые ревизионисты. Они в один голос твердят, что уничтожение двух японских городов было абсолютно неоправданно в плане военной необходимости и непростительно с точки зрения элементарной гуманности и человечности. Ревизионисты аргументируют свою позицию следующим образом.

Япония находилась при последнем издыхании, американская авиация ковровыми бомбежками стерла с лица земли практически весь ее военно-промышленный потенциал и уничтожила 60% жилого фонда, боевой дух японской армии и населения был фатально подорван. Еще несколько месяцев блокады страны, задыхавшейся от острейшего дефицита продовольствия и стратегического сырья, и к осени 1945 г. Япония, как перезревший плод, сама упала бы в руки победителей.


Хиросима после взрыва

В крайнем случае, если американским генералам было так уж невтерпеж похвалиться своей новой смертоносной игрушкой, вполне достаточно было пригласить японскую делегацию и у нее на глазах произвести испытательный взрыв атомной бомбы на каком-нибудь необитаемом атолле в Тихом океане, благо их там хватает. Нет сомнения, что на японцев такая демонстрация силы произвела бы должное впечатление.

Президент Гарри Трумэн решил применить атомное оружие главным образом для того, чтобы не допустить вступления в войну Советского Союза. Захват Японии войсками обеих держав привел бы к ее разделу по германской модели, а этого правительство США стремилось избежать любой ценой. Заодно Вашингтон был не прочь припугнуть Сталина, чтобы не очень о себе полагал.

Ну и, конечно, сыграл свою роль расизм: американцы презирали японцев как унтерменшей и не видели ничего зазорного в том, чтобы поэкспериментировать на “макаках”, проверить на них действие оружия, которое Вашингтон ни при каких обстоятельствах не решился бы пустить в ход против европейцев - немцев или итальянцев. Напрашивается вывод: Трумэн – военный преступник, атомная бомбардировка Японии – акт геноцида на почве расизма.

Такова версия либеральных историков-ревизионистов, поневоле заставляющая вспомнить об известном тезисе академика Михаила Покровского, который в сжатом виде сформулировал основополагающий принцип советской исторической науки: “История – это политика, опрокинутая в прошлое”. Но даже если вынести за скобки вопиющую идеологическую составляющую ревизионистской концепции и допустить, что ее адепты добросовестны в своем подходе, нельзя не заметить, что они самым возмутительным образом грешат против элементарной логики.

Историки опираются на данные многолетних научных исследований и результаты кропотливого изучения архивных документов, рассекреченных спустя много лет после окончания войны. Задним умом все мы сильны. Но участникам изучаемых событий приходилось действовать в совершенно иной обстановке, во многом наугад и на ощупь. Как же можно обвинять их на основании фактов, заведомо им неизвестных, раскрытых лишь много лет спустя?

Столь же неправомерно оценивать события прошлого с высоты сегодняшних моральных мерок. Кто из исторических деятелей выдержит экзамен при таком абсурдном подходе? Чтобы вынести взвешенное суждение о том, правильно ли поступил Трумэн или нет, давайте попытаемся взглянуть на ситуацию его глазами и увидеть то, что предстало его взору.

Как это было

Летом 1945 года Америка готовилась к штурму японских островов. Выкладки специалистов показывали, что предстоящая операция будет сопряжена с чудовищными потерями для войск вторжения. Никто не рассчитывал, что перед лицом неминуемого поражения противник капитулирует. Все американцы, воевавшие на тихоокеанском театре военных действий, - от рядовых до генералов, – были поражены неслыханной стойкостью японских солдат.

Их приходилось выковыривать, выкуривать и выжигать буквально из каждого укрытия, из каждой расщелины, из каждой пещеры. На милость победителей сдавались единицы, в основном тяжело раненые, а основная масса японских солдат и офицеров отчаянно сражалась до последнего, предпочитая смерть позору плена. А по мере приближения линии фронта к территории собственно Японии сопротивление становилось все более и более ожесточенным.

Что ждало союзников при вторжении на главные острова Японского архипелага, наглядно продемонстрировало завоевание Окинавы – первой исконно японской земли. В ходе этой четырехмесячной кампании (25 марта - 21 июня 1945 года) американские войска потеряли убитыми и ранеными 72 000 военнослужащих. Японская армия была практически полностью уничтожена, но, помимо нее, погибло не менее четверти жителей острова (по самым скромным подсчетам, свыше 100 000 человек).

В подавляющем большинстве эти люди кончали жизнь самоубийством – взрослые убивали стариков-родителей и детей, затем кончали с собой, целые семьи с малыми детьми прыгали с утесов и разбивались насмерть на прибрежных скалах. Известную роль в этом сыграл панический страх перед завоевателями, старательно нагнетавшийся пропагандой (населению Японии без устали внушали, что враги -лютые звери, что обряд посвящения в морскую пехоту США включает убийство собственной матери, что американцы непременно пытают своих жертв, прежде чем убить их, и т.п.). Но главным побудительным мотивом, несомненно, был патриотизм, обостренное чувство национальной чести.

В битве за Окинаву видную роль сыграли японские камикадзе. Они атаковали крупными соединениями (до 350 самолетов в каждом налете), совершив в общей сложности 1900 боевых вылетов. И хотя летчики-смертники была едва обучены и летали на совершенной рухляди, они сумели тем не менее потопить 34 американских корабля размером вплоть до эсминца и повредить еще 250 кораблей, некоторые - настолько серьезно, что их пришлось списать.

Такой фанатизм потряс непосредственных участников операции и произвел сильное впечатление в Вашингтоне. По достоверным сведениям, японское командование разработало планы тотальной мобилизации населения для отражения грядущего вторжения. Гражданское ополчение насчитывало 35 миллионов человек, готовых до последнего сражаться за императора. И хотя вооружены они были кустарно – кто старыми ружьями, кто серпами, вилами, бамбуковыми копьями и дубинками, их огромное число и отчаянная решимость дорого продать свою жизнь сулили неслыханное кровопролитие.

Американские генералы были убеждены, что сломить сопротивление Японии можно будет лишь путем штурма и оккупации ее территории. Объединенный комитет начальников штабов представил президенту Трумэну план полномасштабного вторжения на острова Японского архипелага под названием “Операция Даунфол”. На первом этапе, названном “Операция Олимпик”, предполагалось в ноябре 1945 года вторгнуться на о-в Кюсю, на втором этапе (“Операция Коронет”) – на о-в Хонсю.

Для того чтобы продолжать сражаться, врагу нужно иметь решимость сопротивляться и ресурсы для этого. Весной 1945 года японцы располагали и тем, и другим, о капитуляции речи не шло. Они верно угадали направление главного удара предстоящей операции и сразу же после падения Окинавы начали лихорадочную подготовку к обороне о-ва Кюсю.

Парадоксальным образом перспектива предстоящего вторжения лишь укрепила позиции партии войны в японском правительстве и ее решимость сражаться до последнего. Ястребы рассчитывали, что, если им удастся устроить противнику достаточно серьезное кровопускание, потрясенное американское общественное мнение потребует от своего правительства немедленно вступить в мирные переговоры.

Первоначальные расчеты показывали, что вторжение на Кюсю обойдется американцам в четверть миллиона убитыми и раненными. Но оказалось, что эти выкладки чрезмерно оптимистичны. Американская разведка расколола японские военные шифры и была отлично осведомлена обо всем, что происходит в стане врага.

Планируя операцию, генерал Макартур исходил из того, что гарнизон Кюсю состоит из трех дивизий, и собирался штурмовать береговые укрепления силами девяти дивизий, что обеспечило бы ему то самое троекратное превосходство, которое военная наука считает минимально необходимым для успешного взламывания обороны. Однако к началу августа служба радиоперехвата установила, что японцы ввели на остров 10 армейских дивизий, усиленных дополнительными бригадами особого назначения.

Для “последней битвы” на Кюсю было запасено 3500 палубных и 1500 армейских самолетов, предназначенных для самоубийственных операций, и такое же число самолетов для ведения обычных боевых действий. Предполагалось, что после того, как 5000 камикадзе сделают свое дело и отдадут жизнь за императора, на их место заступят обычные летчики, образовав второй эшелон смертников. Штабисты подсчитали, что камикадзе потопят или повредят не менее 1000 американских кораблей.

По всем выкладкам выходило, что битва за Окинаву будет вспоминаться как легкая прогулка в сравнении с тем, что ждало армию вторжения на Кюсю. А когда военные планировщики подсчитали вероятные потери при штурме всего архипелага, командование схватилось за голову – выходило, что потери составят до полутора миллионов человек. Что же касается японского населения, ему, по всей вероятности, грозило полное истребление.

Следует учесть также, что тяжелые поражения на первой стадии войны внушили союзникам преувеличенное представление о военной мощи противника. Впрочем, не следовало ее и преуменьшать. Во всяком случае, японское командование отнюдь не считало свой оборонительный потенциал исчерпанным. После Хиросимы и Нагасаки ведущий японский физик-ядерщик Хидеки Юкава был вызван в генштаб, где его спросили, сможет ли он создать атомную бомбу за полгода – такой срок Япония сможет продержаться. И только когда будущий лауреат Нобелевской премии категорически сказал, что это невозможно, сторонникам капитуляции удалось убедить императора, что во имя спасения нации нужно сложить оружие.

А как следует расценивать попытки японцев через Сталина прозондировать союзников на предмет перемирия? Сейчас большинство историков склоняется к тому, что, если бы американцы и англичане дали твердые гарантии, что император Хирохито останется на троне, Токио, по всей вероятности, прекратило бы сопротивление.

Но кто мог тогда поручиться за серьезность намерений японцев, особенно в интерпретации Сталина, отнюдь не заинтересованного в мире? У союзников, отлично осведомленных о глубоком расколе в японском руководстве, были все основания не принимать всерьез посулы его эмиссаров. Да и с какой стати было миловать Хирохито, который широко рассматривался как глава военной партии и символ японских зверств?

А зверства эти потрясали воображение. Под японской оккупацией погибло 15 миллионов китайцев, которых оккупанты по своему произволу насиловали, пытали, обращали в рабство, убивали. Американских, британских и голландских военнопленных держали в нечеловеческих условиях. Потомки самураев соревновались в искусстве владения мечом, отрубая головы военнопленным. Японцы разрабатывали в Китае и испытывали на местном населении биологическое оружие. Сотни военнопленных подверглись вивисекции.

Восьмерых членов экипажа сбитой над Японией американской “летающей крепости” – бомбардировщика Б-29 – вскрыли заживо без наркоза в анатомическом театре – профессора демонстрировали своим студентам, как следует вырезать бьющееся сердце, функционирующую печень и отдельные доли мозга находившихся в сознании жертв. То не был акт продуманного мучительства – с точки зрения японцев, американцы опозорили себя, сдавшись в плен, и опустились ниже животных. К ним и отнеслись соответственно.

Война велась с небывалым остервенением с обеих сторон. Начиная с марта 1945 года, американская авиация круглосуточно бомбила Японию. Новый командующий 21-м командованием бомбардировочной авиации (у которого на вооружении стояли тяжелые бомбардировщики Б-29) генерал Кэртис Лемэй был уверен, что сможет поставить врага на колени с воздуха.

На японские города посыпался непрерывный град фугасных и зажигательных бомб, которые в определенной комбинации и при умелом применении порождали на земле огненную бурю – температура у поверхности поднималась до нескольких тысяч градусов, и в примитивных земляных щелях, которые служили жителям бомбоубежищами, выжигался весь воздух.

В одном только воздушном налете на Токио 9 марта японская столица была сожжена дотла, бомбами было уничтожено 250 000 жилищ и не менее 80 000 человек – больше, чем в Хиросиме. А всего в ходе воздушной кампании Лемэя погибло 300 000 гражданских лиц, было разрушено 2,5 миллиона жилищ и превращены в груды руин все 70 важнейших японских городов. Пощажен был только Киото ввиду исторической и культурной ценности древней японской столицы. 21-командование заплатило немалую цену – было потеряно 500 “летающих крепостей”, почти 3000 американских летчиков погибли.

(После войны либеральное общественное мнение заклеймило генерала Лемэя как “варвара” – дескать, как можно было так хладнокровно и в таких масштабах уничтожать беззащитное мирное население? Но то было проявление зоркости задним числом. А пока шли боевые действия, Лемэй, между прочим повиновавшийся приказу, а отнюдь не собственной прихоти, был героем в Вашингтоне, где он пользовался единодушной поддержкой и своего командования, и руководителей администрации Трумэна.)

В этом контексте атомная бомба рассматривалась сугубо в количественном плане – т.е. всего лишь как очередная военная новинка большей разрушительной мощи, чем все, что ей предшествовало. По свидетельству всех участников событий никто из них не осознавал, насколько кардинально изменился характер войны с появлением атомного оружия. Понимание этого качественного скачка пришло гораздо позже.

Идея попугать японцев демонстрационным взрывом обсуждалась, но ее быстро оставили. Атомная бомба была испытана лишь один раз, да и то в стационарной компоновке. После испытания в распоряжении американского командования оставалось лишь два атомных боезаряда, и расходовать попусту половину своего арсенала оно не видело смысла, особенно ввиду отсутствия полной уверенности в том, что бомба взорвется. Можно себе представить, какие катастрофические последствия имела бы неудачная демонстрация.

Следует учитывать и то, что на разработку атомного оружия в рамках Манхэттенского проекта пошла колоссальная по тем временам сумма – 2 миллиарда долларов. Оказаться от применения бомбы после того, как на нее были израсходованы такие ресурсы, было бы равносильно признанию того, что деньги потрачены впустую.

Утверждение, будто атомное оружие было применено против Японии в силу расистских побуждений, откровенно абсурдно. Любая война приводит к брутализации ее участников. Да, действительно, на тихоокеанском фронте это взаимное ожесточение перехлестывало через край. Знаменитый американский военный корреспондент Эрни Пайл незадолго до своей гибели на поле боя писал: “В Европе мы не теряли ощущения, что наши враги, сколь бы они ни были чудовищны и опасны, все же принадлежат к роду человеческому. Здесь же я очень быстро осознал, что наши солдаты видят в японцах нелюдей и смотрят на них как на нечто совершенно омерзительное, вроде тараканов или мышей”.

Но значит ли это, что атомная бомба с самого начала предназначалась для японцев? Вспомним, что сама идея разработки оружия невиданной мощи принадлежала трем беглецам от нацизма – ученым-физикам Лео Сциларду, Эдварду Теллеру и Юджину Вигнеру. Трепеща от ужаса при одной мысли о том, что гитлеровской Германии удастся первой создать атомное оружие, они уговорили Альберта Эйнштейна подписать письмо на имя президента Рузвельта с призывом немедленно начать работы по созданию атомной бомбы. Вмешательство величайшего ученого XX столетия сделала свое дело: по приказу президента в обстановке величайшей секретности началось осуществление Манхэттенского проекта.

Его участники думали только о нацистской угрозе, справедливо полагая, что если Гитлеру удастся обзавестись атомным оружием, он станет властелином мира. Все знали, что немецкие ученые по главе с прославленным физиком Вернером Гейзенбергом изучают возможность применения энергии расщепления атома в военных целях, а высочайший научно-технический потенциал Германии давал все основания опасаться, что достижения ученых будут без промедления реализованы. После войны выяснилось, что немцы недалеко продвинулись в своих работах, но в то время никто этого не знал, и, опасаясь худшего, сотрудники Манхэттенского проекта, в числе которых выделялась большая группа евреев-беженцев от нацизма, работали как одержимые, стремясь опередить врага.

Однако к тому времени, как было сконструировано и испытано первое атомное взрывное устройство (16 июля 1945 года), Германия уже два с половиной месяца как капитулировала, Гитлер пустил себе пулю в лоб, нацистская угроза перестала существовать. Поэтому все внимание поневоле было перенесено на тихоокеанский театр военных действий. Но если бы бомбу удалось создать на пару лет раньше, можно не сомневаться, что она была бы применена против немцев. Порукой этому служит тот факт, что война на европейском театре велась едва ли не с таким же ожесточением, как против японских “нелюдей”.

В последние месяцы войны тучи американских и британских бомбардировщиков застилали небо над Германией, бомбежки велись круглые сутки. В промышленных районах Рура не осталось стоять ни одного здания. Особенно ожесточенно союзники бомбили и жгли города. В серии налетов на Дрезден 13-15 февраля 1945 года центр города был стерт с лица земли, погибло до 40 000 человек. И если эти потери были ниже, чем при бомбардировке Токио, то только потому, что, в отличие от капитальных каменных зданий немецкого города, легонькие бумажно-деревянные хибарки, которыми была застроена японская столица, горели как спички.

Как в Германии, так и в Японии воздушная война была предназначена в первую очередь сломить дух противника, поставить его на колени. И в том, и в другом случае цель не была достигнута. У американского командования были все основания опасаться, что массовые бомбардировки лишь ожесточили японцев и укрепили их решимость сражаться до последней капли крови. Разведка докладывала, что партия войны в японском кабинете готова пожертвовать страной и совершить национальное самоубийство ради того, чтобы избежать немыслимого позора капитуляции.

В такой ситуации отпадали все иные соображения, кроме главного: все, что может приблизить конец войны, все, что может спасти американские жизни, должно быть пущено в ход. Перед грозной перспективой небывалых потерь, которую сулило вторжение в Японию, президент Трумэн, не колеблясь, дал добро на применение нового оружия.

Вот, что сказал Трумэн после того, как Хиросима была превращена в груду обугленных развалин: “…Никто не должен сомневаться в том, что мы сотрем в пыль военный потенциал Японии. Потсдамский ультиматум от 26 июля имел целью спасти японский народ от полного уничтожения. Его лидеры без промедления отвергли ультиматум. Но если они сейчас не примут наших условий, на них обрушится с неба ураган смерти, равного которому не знает история”. Угроза была услышана – Япония капитулировала.

Решение президента США может казаться спорным некоторым нашим современникам, но готовившиеся к битве за Японию американские солдаты, их родные и близкие в один голос благословляли президента, который одним ударом закончил войну и спас их от возможной гибели. Были счастливы и заключенные японских лагерей военнопленных, никто из них не заламывал рук и не кокетничал показным гуманизмом – дескать, ах, как ужасно, что пришлось бомбить ни в чем не повинное мирное население! На войне, как на войне!

А что думают по этому поводу сами японцы? Как это ни удивительно, далеко не все они разделяют позицию кающихся американских историков-ревизионистов. Один японский врач-делегат медицинского съезда, проходившего несколько лет назад в Сиэтле, на вопрос о том, что думают о ядерной бомбардировке в единственной стране в истории, испытавшей ее ужасы, ответил: “Учитывая, что в то время наши генералы, судя по всему, собирались во имя своей чести пожертвовать всей нацией, приходится признать, что атомные бомбы спасли Японию”.
Так и остается загадкой, как удaлoсь М.Карпову сoврaть в 3.3 рaзa бoльше чем Бaрaк...
Помогите Марку с ответом.

User avatar
Onil
Ветеран мега-форума
Posts: 59413
Joined: 04 May 2002, 19:08
Location: Warminster, USA

Re: Трaгедия Xирoсимы & Нaгaсaки и кoнец WWII

Postby Onil » 12 May 2018, 14:01

"сижу, никого не трогаю, примус починяю."
минздрав сша предупреждает: иррациональная, бешенная лютая ненависть к трампу - выжигает мозги.


Return to “Ссылки”




  Who is online

Users browsing this forum: No registered users and 26 guests